Business is booming.

Парадный портрет «мирной инфляции»: Главное — «рамка» правильная

0 4

Парадный портрет «мирной инфляции»: Главное — «рамка» правильная

Что с ценами — вопрос риторический. Но вот насколько их рост совпадает с заданными рамками, в этом извечном противоречии между желаемым и действительным. Так, в июле Центробанк РФ в своём аналитизме осторожно ограничил «российскую инфляцию» по итогам текущего года до 12−15% в противовес апокалиптическим предсказаниям от 17% и выше.

В сентябре президент Владимир Путин на совещании с высшими российскими исполнителями был уже более конкретен: «Есть все основания ожидать, что в 2022 году рост цен составит около 12% … эксперты в администрации, в правительстве считают, что тренд на понижение инфляции будет продолжен». И таки да, эксперты Минэкономразвития обозначили пресловутые годовые «рамки» в 12,4%.

Зато эксперты Счётной палаты с ними не согласились, уж слишком, говорят, оптимистично. Хотя бы потому, что с 1 декабря «бабахнет» 9-процентная индексация тарифов на услуги ЖКХ аж в 9%, которая сама по себе обеспечит дополнительный довесок к декабрьской инфляции. Но и без неё, дабы достигнуть намеченных начальниками показателей, цены должны расти (в октябре, ноябре, декабре) не выше 0,6% в месяц.

Прежде чем, погрузиться в родной и свежий Росстат, не лишне ещё раз напомнить, что «уровень инфляции» в стране и «индекс потребительских цен» (ИПЦ), вроде и похожи, но не близнецы. ИПЦ Росстата — статистический измеритель определённого набора товаров и услуг, то есть отражает «не всё», а лишь часть.

Для «полной инфляции» необходимо больше параметров и определяет её другое ведомство — не Росстат, а Центробанк своими «хирургическими инструментами». В качестве сравнения, например, в 2020 году ИПЦ Росстата составлял — 3,4%, а официальная инфляция по ЦБ в том же далёком уже (не по времени — по обстоятельствам) 2020 году — 4,9%. Удобно. Однако не нам — им! Ведь «инфляция» может не только превосходить «индекс», но и отставать от оного и совсем не обязательно по экономическим причинам. И когда «высокими устами» называются какие-то обещающие цифры, трудно понять — это они про «официальную» или про «потребительскую»?

Итак, согласно Росстату пока всё хорошо: за прошлую отчётную неделю ИПЦ составил 0,03%, за позапрошлые две недели — 0,07% и 0,08%. А до того на протяжении 11 недель подряд в России наблюдалась дефляция. Это, конечно, радует. Вот только надобно уточнить, во-первых, о типичном «сезонном факторе». Во-вторых, об «атипичной» весенней наценке, когда взлетело резко, а опускается плавно и отнюдь не на прежние позиции.

А теперь из «наипоследнего» — за период с 11 по 17 октября индекс потребительских цен, по оценке Росстата, составил 100,02%, а всего на текущий период, если брать с начала 2022 года — 110,55%. Таким образом, портрет «парадной инфляции» помещается в обозначенные начальниками «рамки».

Но это как бы «инфляция мирного времени». В неё пока не отразились факторы «частичной мобилизации» (прямое изъятие из экономики производительных сил), денежного довольствия мобилизованных «не менее 195 тысяч рублей» (при средних — не медианных — зарплатах по стране в 65−70 тысяч рублей), а тем более — только что введённые режимы разного уровня «реагирования» в разных регионах.

Как говорится, «гвозди бы делать из этих людей», если верить этому сообщению ТАСС: «Более трети (38%) россиян, опрошенных в сентябре, считают инфляцию умеренной, а рост цен назвал незначительным каждый пятый респондент (21%), согласно ВЦИОМ». Для справки, прежде, в стародавнюю эпоху «низким» считался годовой уровень инфляции до 5%, «средним» до 8%, «умеренным» до 10%, «высоким» — свыше 10%. Сейчас в России даже официально, с начала года — 10,5%, но для кого-то это всё равно «умеренно» или вовсе «незначительно».

Не стану в очередной раз повторять избитую истину про то, что «расходы у каждого индивидуальны», в качестве резюме будет совсем уж отвлечённый пример. Один миллион минут — это 694 дня или менее 2 лет. Один миллиард минут — это 1903 года – то есть с начала нашей эры, прошло лишь «чуть более» миллиарда минут. Таким образом, минута «миллионера» совершенно не сопоставима по ценности с минутой «миллиардера».

Поэтому, когда «миллиардеры» призывают «скидываться» (или «солидаризироваться» или «единяться»), все прочие всё-равно заплатят дороже, хотя и не обязательно в значении «больше». Прошу прощения за «многоцифр».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.