Business is booming.

Золотая лихорадка: тихую гавань инвестора ждёт небывалый шторм

0 2

Золотая лихорадка: тихую гавань инвестора ждёт небывалый шторм

На мировых финансовых рынках снова «золотая лихорадка» — цены на жёлтый металл идут вверх, а различные «эксперты» вовсю подталкивают этот процесс, давая всевозможные прогнозы. Между тем никаких экономических причин для подобного роста нет, то есть мы наблюдаем сугубо искусственное явление. Всё происходящее явно кем-то срежиссировано и имеет некие цели.

$2153,55 за унцию — новый исторический рекорд, зафиксированный на Чикагской товарной бирже. По сравнению с предыдущим абсолютным максимумом в $2152,3 за унцию от 4 декабря 2023 г. изменение вроде как мизерное. Но не это важно — тенденция, однако: олени идут на север.

Про причины роста что иностранные, что наши аналитики несут всякую чушь, совершенно феерическую.

«Высоки шансы Дональда Трампа стать кандидатом в президенты от консервативной партии, что в случае его победы на выборах может привести к очередным торговым войнам с Китаем. Также сохраняется нестабильность в Красном море: в конце февраля хуситы повредили связывающие Европу и Азию подводные интернет-кабели», — рассуждает начальник отдела инвестиционной аналитики «Ренессанс банка» Павел Журавлёв.

И всё остальное примерно в том же духе. Предвыборная кампания в США — шоу для дураков, которые считают, что кого-то там выбирают. За хуситами явно кто-то стоит, и как бы не те же янки. «Анализировать» такие вещи — расписываться в безграмотности.

С 1919 года по 2015-й цена на золото определялась в Великобритании -в офисе Ротшильдов происходил так называемый лондонский золотой фиксинг. Пяток дружественных банков решали, в какую сторону повернуть кривую котировок. Сейчас название изменилось, индикатор называется LBMA Gold Price, а число банков выросло. Но всё равно по цене принимают решение исключительно Ротшильды, Голдсмиты, Абели и прочие Голдманы. Все остальные — для массовки.

90% добываемого в мире золота используются в так называемых инвестиционных целях — его складируют и учитывают в качестве резервов. Ещё 5% идёт в ювелирную промышленность, оставшиеся 5% – на различные технические цели вроде золочения контактов особо ответственных микросхем.

Спрос на ювелирное золото не очень стабилен — подвержен моде. Время от времени носить его становится «не круто», вырастает доля украшений из серебра или платины, но это на цены не оказывает никакого влияния. В совокупности веяния моды — не более чем доли процента рынка. Мизер.

Промышленный спрос довольно стабилен, революций тут нет, потребление драгметалла легко прогнозируется. И его колебания тоже в общей массе незначительны, также ни на что не влияют.

Представим, что цены на золото опустились в десятки раз, оно подешевело до уровня хорошей нержавейки. Причём с прогнозом, что его стоимость никогда больше не вырастет. Что произойдёт? Да ничего. Никто не станет обвешиваться с ног до головы внезапно подешевевшими цацками, более того, данные украшения станут не престижными, и от них многие просто окажутся. А в электронной промышленности имеются свои технологические процессы, стоимость сырья в которых не играет определяющей роли. То есть и тут — мимо.

«Самый востребованный драгметалл является главным защитным активом: его приобретают как раз для того, чтобы уберечь капиталы от девальвации, а активы — от банкротства», — вещает вице-президент инвестиционной компании «Золотая плата» Алексей Вязовский.

Странный «защитник» — доля в 5% рынка очень нестабильна, а 90% вообще управляется кучкой банкиров-космополитов с только ими известными целями. Тут впору говорить про колоссальные риски вложений в золото и все связанные с ним инструменты, а не о «тихой гавани инвестора». Тем не менее, в эту самую «гавань» многие пока верят.

«Годовой спрос на золото (без учета внебиржевого рынка) в размере 4448 тонн был на 5% ниже очень высокого показателя 2022 года. С учетом значительных внебиржевых потоков и потоков запасов (450 тонн) общий спрос на золото в 2023 году был самым высоким за всю историю и составил 4899 тонн. Покупки центральных банков сохраняли головокружительный темп. Годовые чистые закупки в размере 1037 тонн почти достигли рекорда 2022 года, упав всего на 45 тонн», — рекламирует свой товар Всемирный совет по золоту (World Gold Council).

Этот самый World Gold Council — частная организация, объединяющая 60% крупнейших мировых производителей золота. Её цель не скрывается — стимулирование спроса на золото. А если учесть, что эти самые производители, в свою очередь, по большей части контролируются теми, кто устанавливает LBMA Gold Price, всё становится ещё интересней.

Посыл World Gold Council понятен — покупайте наш товар и будет вам счастье. По сути же весь мир разводят. В пользу этого говорит и циркулирующая много лет информация о том, что в Форт-Ноксе, где, якобы, хранится более 4500 тонн данного драгметалла, ничего нет. С 60-х годов ХХ века туда никто не пускал независимых аудиторов, поэтому поводов для подозрений более чем достаточно.

Судя по всему те, кто контролирует мировой рынок золота, просто давно обменяли его на более ценные — материальные! — активы. На землю, на месторождения металлов, нефти и угля, на заводы-фабрики и банановые плантации.

«После того, как Штаты истратили своё золото, они начали распродавать и то, что было у них на хранении. На мой взгляд, большая часть золотых запасов была исчерпана где-то в 2011 году. К настоящему моменту, думаю, запаса золота у американских властей больше не существует», — считает помощник по экономической политике министра финансов США (в администрации Рональда Рейгана) Пол Крейг Робертс.

Именно поэтому не стоит задумываться о каких-то долгосрочных «инвестициях на старость» в золото — в любой момент после очередного шахер-махера владельцев ФРС дутый актив может превратиться в тыкву.

«Несмотря на то, что сегодня нет никакой привязки к этому драгметаллу, многие инвесторы, люди и государства всё ещё рассуждают о том, что „золотой стандарт“ стоило бы вернуть. Моё личное мнение — он не вернётся, он не нужен. Пусть золото останется просто товаром. Более того, в отличие от металлов платиновой группы, это достаточно бесполезный продукт… Когда мы перестанем считать это ценностью, ситуация изменится», — утверждает генеральный директор компании «Красцветмет» Михаил Дягилев.

Металлы платиновой группы, действительно, штука нужная. Это и катализаторы для нефтехимии, и каталитические нейтрализаторы выхлопных газов для автомобилей, и ещё многие другое. В ювелирку идёт немного, в инвестиционные запасы — тоже. Реально ценное сырьё.

Несколько лет назад на SEMA Show в Лас-Вегасе — крупнейшей в США выставке автомобильного тюнинга — некая компания экспонировала позолоченные колёсные диски для Hummer H2, инкрустированные бриллиантами. Люди ходили и плевались, но потенциальные покупатели этого товара все-таки нашлись.

«Около бронированной витрины стояли угрюмые парни в кепках с золотыми цепями в руку толщиной на шеях, уроженцы Гарлема или типа того. И разве что слюни не пускали, глядя на эти колёсики — явно предел их мечтаний. Красота неописуемая», — рассказывал Павел, посетивший выставку.

Правда, вариант точно не для жизни — выставочный. Золочёные диски быстро облезут, тот же хром несравненно крепче. В общем, бесполезный металл. Но пока очень дорогой. Пока…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.