Business is booming.

Украли святое: Рисуешь радугу — пропагандируешь ЛГБТ*

0 1

Украли святое: Рисуешь радугу — пропагандируешь ЛГБТ*

Скоро июнь, а значит, в США в очередной раз на государственном уровне будет отмечаться так называемый Pride Month — «месяц гордости» за ЛГБТ*.

Вслед за США улицы многих европейских городов однозначно окрасятся в радужные цвета и по ним пойдут толпы содомитов всех мастей.

Не исключено, что ярые «борцы за демократические права народов» из Вашингтона скомандуют своему посольству в Москве в очередной раз вздернуть в небо столицы шестицветный флаг, который сделали своим символом геи, лесбиянки и трансгендеры всей планеты.

Тогда оставшиеся среди нас прихвостни «либерального Запада» из тех, что посмелее, станут на все лады вещать нам про права человека, толерантность и прочие «ценности свободного мира». А мы, «неумытые дикие варвары», будем недоуменно возмущаться — почему мы вновь стойко терпим это издевательство вместо того, чтобы прижать к ногтю бесстыжих янки, и не отправим виновных в Магадан по статье за оскорбление чувств верующих?

И многим из нас будет очень тяжело понять, что Россия уважает международные правила, по которым территории посольств признаются суверенными анклавами других государств, а значит то, что там у себя вытворяют те или иные дипломаты, это их внутренние дела.

Однако проблема сейчас гораздо шире, чем степень ответственности и неотвратимость наказания для пропагандирующих экстремизм в России.

Речь идет, ни много ни мало, о целенаправленной дискредитации и подмене христианских символов.

Кто и зачем сейчас, спустя десятилетия после Адольфа Гитлера, который намертво связал в памяти людей христианский гамматический крест с фашизмом, снова посягает на них?

Вопрос отнюдь не праздный.

— Радуга на облаке фигурирует в девятом стихе девятой главы Книги Бытия Ветхого Завета, являясь знаком завета между Богом и спасшимся от потопа Ноем о том, что больше никогда такое мировое бедствие не постигнет Землю, и она не сгинет в пучине вод, — обращает внимание православный миссионер Александр Люлька.

— Я вряд ли назову имена и фамилии конкретных людей, а также точный даты, когда это безобразие началось. Совершенно точно ясно только одно — делается это целенаправленно и довольно давно теми, кто очень хорошо знает Святое Писание. Символов-то, вообще-то, на свете довольно мало, а уж тех, что имеют тысячелетние истории, и того меньше.

«СП»: Но как нам с этим бороться? Что противопоставить этому ползучему посягательству на традиционные ценности, скажем, чтобы больше никогда судорожно не считать число цветов в радуге, который нарисовал на асфальте наивный ребенок?

— Все верно, радуга еще и символ детства. И если ее рисует ребенок, то это не должно рассматриваться как нечто нехорошее. Но что с этим делать? Как вернуть радуге привычный смысл? Однозначных и быстродействующих рецептов тут, увы, нет. Да и, как мне думается, в глобальном плане время уже упущено для того, чтобы организовывать какие-то кампании.

На мой сугубый взгляд, в сложившейся ситуации более активно, с определенными заявлениями должна выступить прежде всего церковь, разъясняя людям, что использование радуги в качестве символа ЛГБТ является грубым надругательством над библейскими текстами, поскольку в Святом Писании четко и внятно осуждается содомский грех.

Особенно если учесть другие важные факторы. Что ЛГБТ-организации поставили на поток выпуск так называемых «облегченных версий» Библии, из которых просто вырезаны фрагменты, где об этом говорится прямым текстом. Что Папа Римский (и вместе с ним — долго крепившаяся вся католическая церковь) фактически поклонился в ножки ЛГБТ-сообществу, признав возможность благословления однополых браков. Конечно, католики с протестантами нам не указ, но факт удручающий — весь мир упорно прогибают на поклон греху.

В таких условиях церковь тем более не должна молчать, ей бы следовало дать происходящему какую-то богословско-политическую оценку, предупреждать людей, чем эти игры с тысячелетними символами могут закончиться. Ведь речь идет не просто о подмене значения, речь идет о сознательном оскорблении не только Библии, но и самого Бога. А с огнем, знаете ли, не шутят. Тем более с вечным. Но церковь, к сожалению, по большей части молчит.

«СП»: А вот здесь возникает логичный вопрос. Коль скоро события Ветхого Завета, а значит, и всю его символику, признают, помимо христианства, и другие мировые религии, то почему тогда молчат их представители, не возмущаясь тем, что содомиты радугу сейчас практически «приватизировали»? Почему потомки сына Ноя Хама и потомки сына Ноя Сима, фигурально выражаясь, в целом сложили лапки и особенно-то не возмущаются таким богохульством? И лишь определенная часть потомков сына Ноя Иафета, в которую входят и россияне, исповедающие православие, продолжают возвышать свой голос против такого непотребства?

— Я не могу отвечать за мусульман и иудеев, для которых это, в общем-то неприемлемо. Но вот в христианстве сейчас разве что православная церковь, и без того переживающая сейчас тяжелые времена из-за определенных проблем с греческой церковью и Александрийским патриархатом, продолжает считать ситуацию с ЛГБТ-движением неприемлемой (и это еще очень мягко говоря). Так же непримирима ее позиция по отношению к абортам, например.

Эта непримиримость по данным вопросам объясняется не, грубо говоря, ее упертостью, как считают некоторые. Не тем, что церковь упрямо держится за, по мнению остальных, свои закорючки. Не тем, что ее служители просто привыкли, как думают многие, размахивать кадилом.

Православная церковь — это, по сути, верность изначальному и неизменному слову Слову Божию, в отличие от того же, например, протестантства или католичества, которые в Америке или в Англии не гнушаются время от времени в угоду политической или иной конъюнктуре подправлять кое-где Святое Писание.

Нам, православным людям, заповедано хранить верность Богу. Нам не заповедано всех победить, нам заповедано просто стоять в вере, которую мы приняли, до конца, ничего в ней не меняя. Попутно честно разъясняя всем людям, о чем говорит Святое Писание.

«СП»: Логично ли тогда предположить, что православие с его жестким неприятием всех этих целенаправленных игр со святыми символами и фривольных трактовок Святого Писания является последним оплотом на пути нашего мира к Апокалипсису? Что только православие, покуда оно живо, отдаляет миг прихода к власти лукавого, Зверя, а вслед за этим и Страшного суда?

— Вы, возможно, не совсем точно выразили проблему в словах, но очень верно уловили суть православной веры с точки зрения эсхатологии — конца света и всего, что с ним связано. Православная вера утверждает, что Апокалипсис наступит тогда, когда у людей больше не будет возможности спасаться. То есть когда перестанут существовать церкви, стоящие в заповедях.

С точки зрения церкви речь-то идет не о том, много ли мы согрешаем, безгрешен лишь один Иисус Христос. Но самый страшный грех из всех — это хула на Святого Духа. А что есть такая хула? Это в том числе и сопротивление очевидной истине. А она в том, что была определенная проповедь Христова, и в ней ничего менять нельзя. Нельзя переписывать Святое Писание, менять смысл сказанного в нем и так далее.

И все идет к тому, что принципиально стоящая на этом Православная церковь будет, скорее всего, уничтожаться в конце времен физически, как это происходит сейчас на Украине. А все оставшиеся церкви изберут грехоприспособленчество, примут грех за истину. Вот к чему в перспективе ведет в том числе и вся эта история с радужным флагом. Вот вам и хула на Святого Духа, искажение вероучения.

Если такое случится, это буде означать, что в этом мире больше невозможно спасаться для вечности. А раз так, то смысла существования такой Вселенной больше никакого не будет. Вот вам и конец света с приходом Антихриста.

Со светской же точки зрения очевидно, что если мы извратим свое жительство на Земле, то это будет процесс, который невозможно будет остановить. Как говаривал герой произведений Честертона, католический священник отец Браун, нельзя остановиться на каком-то одном уровне зла. Либо ты бежишь от него, и таким только образом удерживаешься на месте, подобно лягушке, которая, барахтаясь, сбивает под собой молоко в масло, чтобы выпрыгнуть из кувшина. Либо, если не хочешь бежать, а хочешь просто стоять на месте, ты погружаешься в пучины зла все глубже и глубже.

Следовательно, все лукавые рассуждения ЛГБТ-активистов на тему «какая разница, что делают взрослые люди друг с другом, когда остаются наедине, это их личное право» — вот это и есть на самом деле та самая «остановка на месте» по отцу Брауну. Это не ерунда, как может показаться.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.