Business is booming.

Участница изоляционного «лунного» эксперимента откровенно рассказала о конфликтах в экипаже

0 1

«Мы и так живем в «дне сурка»

«Сенсорный голод» и «информационное истощение» – вот неполный перечень того, что приводит к конфликтам участников годового эксперимента SIRIUS-2023. Одна из участниц имитационного полета на Луну – Ксения Шишенина рассказала «МК» в дистанционном интервью об ощущениях, которые она испытывает спустя 100 суток в изоляции от «земного» мира. 

Участница изоляционного «лунного» эксперимента откровенно рассказала о конфликтах в экипаже

Во время миссии Ксения коротко подстриглась. Фото предоставлено ИМБП

Напомню, что эксперимент начался в Наземном экспериментальном комплексе (НЭКе) Института медико-биологических проблем РАН 14 ноября прошлого года. Шестеро членов экипажа, по легенде, отправились к Луне. В их задачу входит проведение множества медицинских, физиологических, психологических, технических экспериментов. Командир экипажа  – сотрудник Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина Юрий Чеботарев и врач-аллерголог Ксения Орлова ранее рассказали о своих впечатлениях о «полете». Теперь в редакцию «со стороны Луны» долетело послание Ксении Шишениной. 

Справка «МК». Ксения Шишенина – бортпроводник «Аэрофлота», психолог, журналист, научный сотрудник ИМБП и НЦМУ «Павловский центр».

Надоевшие истории и действия 

На мой вопрос, возникают ли среди членов экипажа конфликты, Ксения ответила так: «Да, конечно в экипаже периодически возникают конфликты, по разным причинам». 

Некоторые конфликты, по словам психолога Шишениной, разрешались сами собой, например, те, которые начинались со споров по поводу правоты одного или другого собеседника. «Находилась «истина» и, следовательно, конфликт себя изживал», – говорит Ксения. 

Есть еще одна причина конфликтов:  не все члены экипажа и не всегда могут отдавать себе отчет, что их поведение — это лишь отражение влияния окружающих условий на их организм. «Например, «сенсорный голод» и «информационное истощение», наступающие при ограничении контактов с внешним миром, приводят к снижению психической активности, апатии, утрате интересов, склонности к дремоте, а в ряде случаев – к повышенной раздражительности, эмоциональной лабильности, тревожности, – говорит психолог. – Конечно, при этом многое зависит от длительности и выраженности сенсорной депривации, индивидуальных особенностей личности, наличия или отсутствия опыта пребывания в похожих условиях, от характера и объема сопутствующей деятельности. И вот представьте, мы и так живем в «дне сурка», что тяжело переносить. А когда человек с неиссякаемым энтузиазмом рассказывает одну и ту же историю по несколько раз или повторяет одни и те же действия, которые могут раздражать окружающих, это может также привести к конфликту. Один сделал замечание, – другой обиделся. Но в дальнейшем, такой конфликт тоже разрешится. Один попросит прощение и скажет, что не преследовал цели обидеть. Другой и наблюдающие впоследствии будут лучше контролировать себя в аналогичных ситуациях. Иногда, очень аккуратно, можно разрядить накалённую обстановку шуткой».

«Удивило, как меняются люди в изоляции»  

На мой следующий вопрос – что удивило Ксению в себе и окружающих за минувшие 100 дней, Шишенина ответила так: «Собственными глазами наблюдать, как люди могут меняться в условиях изоляции и, в том числе, прочувствовать на себе это влияние. Удивляют адаптационные возможности человеческого организма к окружающим условиям: как мало, оказывается, человеку необходимо, чтобы оставаться работоспособным и при этом счастливым. Удивило и то, как легко мы отказались от телефонов и интернета, что до изоляции представлялось нам невозможным. Больше всего открытий я нахожу в себе за эти сто дней. Я думала, что я –  супер-спокойный человек, и меня ничто не может вывести из себя. Теперь и ко мне «найден подход» (шутка)». Ксения также отметила, что почти все члены команды неожиданно для себя полюбили ту еду, которая в начале эксперимента казалась им несъедобной. От себя она не ожидала, что ежедневно сможет выполнять кардио-тренировки по графику: три дня тренировок и один выходной. «С таким же энтузиазмом их выполняет каждый член экипажа, даже те, кто до проекта не тренировался. Когда по объективным причинам мы не можем тренироваться, то это воспринимается как нехватка уже привычной физической нагрузки. Нам дают отдых от спортивных тренировок на время ВКД (внекорабельная деятельность), например. 

Участница изоляционного «лунного» эксперимента откровенно рассказала о конфликтах в экипаже

Ксения Шишенина до эксперимента. Фото предоставлено ИМБП

Не хватает космоса за окном и пения птиц

Один из моих вопросов касался вариантов усовершенствования «межпланетного корабля», в котором сейчас пребывают члены экипажа. 

«В рамках психподдержки экипажа уже есть идеи, но они пока не реализованы, и я готова ими с Вами поделиться, –  пишет Ксения. – Все ниже перечисленные идеи могут создать новое поле для возможностей исследования в наземных экспериментах с целью их апробации. 

Например, «Виртуальное окно», имитирующее природную панораму или перспективу космического полёта при взгляде в иллюминатор. На время пробежек на активной дорожке на монитор можно выводить ландшафт маршрута, который может пролегать в парке, на берегу океана или на пересеченной местности. Такое уже давно практикуется в фитнес-клубах.

«Оранжерею» можно дополнить природными звуками (пение птиц, звук дождя или ветра), создав эффект присутствия на свежем воздухе, таким образом сглаживая негативные эффекты изоляции. Все вышеперечисленные методы психподдержки полностью могут применимы в условиях полной автономности будущих межпланетных миссиях». 

Источник: www.mk.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.