Business is booming.

Взбесившееся золото: Что означает взрывной рос цен на желтый металл

0 1

Взбесившееся золото: Что означает взрывной рос цен на желтый металл

В последние несколько месяцев мы наблюдаем мощный рост цен на золото, который примерно с начала марта перешел, можно сказать, в турборежим. Так, еще в первых числах октября минувшего года золото стоило немногим более $1800 за тройскую унцию (локальный минимум составил $1810). К концу февраля нынешнего года золото подорожало до $2044 за унцию, а затем всего лишь за 6 недель его цена выросла почти на триста долларов — до $2343 за унцию (по закрытию торгового дня в пятницу 12 апреля). Внутри дня 12 апреля цена поднималась до отметки $2431 за унцию — очередное обновление исторического максимума; с начала месяца он обновлялся чуть ли не каждый день.

Для понимания масштаба этого движения напомним, что прежний (то есть до начала нынешней волны роста) исторический максимум по золоту был на уровне $2070 за унцию; он был достигнут в начале марта 2022 г. — на пике паники в связи с геополитикой. Вообще, до диапазона 2000−2100 цена золота дорастала несколько раз (самое раннее — в августе 2020 г. на волне «монетарного безумия» ведущих мировых центробанков, заливавших деньгами ковидный кризис), а вот дальше пройти никак не могла.

Сейчас же цена унции золота с легкостью преодолела этот заколдованный диапазон и унеслась вверх еще почти на триста долларов за несколько недель! Что же произошло? Попробуем разобраться.

Во-первых, на цену золота влияет увеличение объемов закупок центробанками. Когда западные страны заморозили российские ЗВР, власти многих стран Глобального Юга поняли, что держать резервы в долларах и евро — большой риск, и начали постепенно переходить на другие активы.

По данным Всемирного совета по золоту, по итогам 2022 г. нетто-покупки желтого металла мировыми центробанками составили 1136 тонн, что стало историческим рекордом, причем с большим отрывом. Ранее нетто-закупки никогда (как минимум с 1950 г.) не превышали 800 тонн в год. В 2023 г. объем закупок чуть-чуть сократился по сравнению с рекордным 2022-м, составив 1037 тонн, но это все равно гораздо больше, чем в предшествующие годы.

Фактор спроса со стороны центробанков не объясняет нынешнюю волну роста, начавшуюся этой осенью, так как он более долгосрочный: действует, как уже сказано, на протяжении последних двух лет. Но он объясняет, почему на протяжении 2022−2023 годов цена золота оставалась более-менее стабильной (не считая взлета на панике начала марта 2022-го и последующей коррекции).

Цена золота в этот период сильно не упала несмотря на то, что реальные процентные ставки по доллару США (точнее: доходности 10-летних облигаций США за вычетом ожидаемой инфляции) благодаря жесткой денежно-кредитной политике (ДКП) ФРС США резко выросли (на три процентных пункта — с минус 1% до плюс 2%).

До 2022 г. между реальными ставками и ценой золота наблюдалась очень сильная корреляция: когда ставки росли, цена золота падала, и наоборот. Эта корреляция объясняется тем, что чем выше ставки, тем накладнее держать средства в золоте, ведь оно не приносит процентного дохода. На периоде 2008−2021 график цены на золото и график реальной процентной ставки (в инвертированном, то есть «перевернутом» виде) накладываются друг на друга почти идеально, а вот с начала 2022-го эта корреляция сломалась.

Если бы корреляция между золотом и реальными ставками сохранилась, то в конце 2023 г. золото должно было бы стоить меньше $1000 за унцию. Но этого и близко не было: в 2022-м оно опускалось лишь до уровня порядка $1600 за унцию, да и то на очень короткое время, а в 2023-м стабильно находилось выше $1800 за унцию.

Итак, покупки мировых центробанков не объясняют волну роста золота, начавшуюся осенью; они лишь создали «высокую базу», с которой цена желтого металла взлетела к новым вершинам. А непосредственной причиной этой волны роста стал неожиданный разворот в денежно-кредитной политике (ДКП) ФРС США, случившийся на заседании ФРС в первых числах ноября 2023 года.

Напомним, что что на тот момент инфляция в США, хотя и отошла от максимумов, но как бы залипла на повышенных уровнях и не хотела снижаться дальше до целевого ориентира 2%. Поэтому еще за две недели до ноябрьского заседания (то есть до начала «периода тишины») представители ФРС в публичных выступлениях всячески подчеркивали, что жесткая ДКП будет продолжаться.

Однако на пресс-конференции после заседания глава ФРС Джером Пауэлл удивил участников рынка, высказав готовность регулятора к снижению ставок уже на горизонте нескольких месяцев.

Никаких причин для такого разворота политики ФРС не просматривалось: инфляция не побеждена, экономический рост вполне приемлемый, безработица низкая по историческим меркам.

При таком раскладе в качестве объяснения неожиданного разворота ФРС оставалось предложить лишь такое: наверное, в американском Минфине намекнули главе ФРС, что высокие процентные ставки по государственным облигациям стали очень затратными для бюджета и их надо бы снизить.

Действительно, процентные расходы американского федерального бюджета растут как снежный ком — по мере замещения старых выпусков гособлигаций, размещенных до 2022 г. под околонулевые ставки, новыми выпусками, по которым бюджету приходится платить более высокий процент.

Проблема была очевидна еще осенью — когда ФРС совершила свой неожиданный разворот, но сейчас ситуация еще более усугубилась. За последние 12 месяцев (с апреля 2023-го по март 2024-го) процентные расходы составили $1,02 трлн долларов, что на 26% выше, чем годом ранее.

Между тем, в течение следующих 12 месяцев Минфину США придется рефинансировать госдолг на рекордные $9,3 трлн; плюс к тому, на финансирование дефицита бюджета потребуется разместить гособлигаций еще на 2 трлн долларов.

Итого, в ближайший год придется выпустить гособлигаций примерно на 11 трлн долларов. Понятно, что в такой ситуации даже маленькое снижение процентных ставок позволит американскому бюджету сэкономить заметные деньги. Если же этого не сделать, то процентные расходы уже в обозримой перспективе могут стать неподъемными для американского бюджета.

Так что версия о том, что внезапный разворот политики ФРС вызван необходимостью обеспечить приемлемо низкие процентные ставки для размещения американского госдолга выглядит вполне правдоподобно. А если это так, то борьба с инфляцией уже не является основной задачей ФРС, а значит, инфляция может опять начать разгоняться.

Так что неожиданный разворот в сторону смягчения ДКП нанес очень серьезный удар по репутации ФРС, это и стало, на наш взгляд, основной причиной нынешней волны роста цены золота. Иными словами, столь мощный рост цены на золото говорит нам, что рынок засомневался в американском долларе как резервной валюте.

А дальше, к указанным выше фундаментальным факторам, как всегда, добавились спекулятивные. Когда какой-то актив быстро растет, это всегда привлекает спекулянтов. Да и геополитика внесла свой вклад в эту игру.

Так что резкий взлет золота, который мы видели в последние несколько недель, — это уже спекулятивный феномен.

Обычно такие вертикальные взлеты в значительной мере объясняются «выносом шортистов»; это когда спекулянты, делавшие ставку на понижение цены, больше не могут поддерживать свою позицию и вынуждены закрыть ее, фиксируя убыток; закрыть позицию они могут, только откупив соответствующий актив, невзирая на цену.

Поэтому такие вертикальные взлеты цен почти всегда приводят к «перехлесту», после которого следует коррекция, возвращающая цену на более устойчивую траекторию (эта коррекция и началась в последние часы торгов в пятницу 12 апреля, когда цена золота за несколько часов упала почти на 90 долларов).

Таковы основные факторы взлета цены на золото: сначала рост закупок центробанков после заморозки российских золотовалютных резервов; потом разворот политики ФРС, вызывающий вопросы о ее независимости; и в конце ко всему этому добавился чисто спекулятивный момент.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.