Business is booming.

Восточная Европа после СВО: Раздел Украины и новый «Варшавский договор»?

0 0

Восточная Европа после СВО: Раздел Украины и новый «Варшавский договор»?

Словакия может заключить с Венгрией «союз обороны и наступления», как ранее Польша, которая при новом правительстве переориентируется, скорее, на сотрудничество с Германией и Францией, считает политический аналитик венгерского фонда Szazadveg Золтан Киселли.

«Заявления Роберта Фицо позволяют сделать вывод, что правительство Словакии, которому грозит процедура „верховенства закона“ из-за его мер, вызвавших все большую критику в связи с перестройкой словацкой системы правосудия, заключило бы союз обороны и наступления с венгерским правительством, как ранее польское правительство при PiS», — сказал он.

Ранее премьер-министр Словакии Роберт Фицо в ходе визита в Будапешт заявил, что для лишения Венгрии права голоса в ЕС необходимо согласие всех стран-членов, а нынешнее правительство Словакии никогда на это не согласится.

Киселли также отмечает, что новое правительство Польши, пришедшее к власти по итогам парламентских выборов в октябре 2023 года, более ориентировано на то, чтобы в рамках «политики федерализации» стать наряду с Францией и Германией одной из определяющих стран в Евросоюзе, поэтому для Варшавы место «Вышеградской четверки» (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия) может занять «Веймарский треугольник» (Польша, Германия, Франция, Польша).

«Премьер-министр Польши Дональд Туск строит новый региональный альянс со странами Балтии и Скандинавии, в котором Польша может стать ведущей политической и военной силой. Этот формирующийся альянс будет, скорее, поддерживать Украину и усиливать координацию политики стран на восточном фланге НАТО», — считает аналитик.

По его мнению, правительство Словакии, как и Венгрии, «скептически относится к федерализационным представлениям немецких и глобалистских элит, которые предпочитают транснациональные компании и инвестиционные фонды, а не более мелкие страны-члены ЕС».

Так что, можно уже смело говорить о новом формате европейского сотрудничества? Но насколько он будет жизнеспособным?

— Обсуждение подобного рода проектов лишний раз показывает отсутствие единых подходов к функционированию Евросоюза, что делает его уязвимым, в том числе с точки зрения международной безопасности, — считает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве России Дмитрий Ежов.

— Это же замечание справедливо и по отношению к международным организациям, доставшимся миру в наследие от холодной войны. В строгом смысле, создание союза Словакии и Венгрии на данном этапе является иллюзорным, равно как и возвышение Польши в качестве одной из определяющих стран в ЕС.

Интересы Венгрии в рамках возможного раздела территории Западной Украины ограничиваются Закарпатской областью, входившей в состав Венгерского королевства с начала X века по 1918 год и в 1939—1944 годах. И влияние Венгрии на этой территории достаточно широко.

Словакия интересов к территориям Украины не имеет, однако наряду с премьером Венгрии Орбаном Роберт Фицо в настоящее время выступает против накачивания Украины оружием и ее прямого финансирования из бюджета ЕС. И на этом фоне тактический союз Словакии и Венгрии вполне возможен.

Однако реализация подобного сценария способствует усугублению европейского кризиса и, в действительности, может стать сигналом для России о готовности участвовать в модернизированной форме «Варшавского договора», но с другим составом участников. В перспективе проектируемая конфигурация может стать основой для формирования «нового славянского союза».

— Скорее всего, дополнительным стимулом для подобных прогнозов становится недавний визит Роберта Фицо в Будапешт, в ходе которого он и премьер Венгрии Виктор Орбан обменялись позитивными отзывами о политике друг друга и напомнили, что это уже их 33-я встреча, — считает директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— В ходе совместной пресс-конференции двух премьеров поднимался вопрос о сложностях в отношениях с руководством ЕС — например, Виктор Орбан отметил, что оба государства не рады «мерам Брюсселя по созданию сверхгосударства» и европейской миграционной политике". То есть сотрудничество Будапешта и Братиславы может быть направлено во многом именно на противодействие давлению Брюсселя и отстаиванию своих интересов на уровне ЕС.

«СП»: Кто будет слабое звено в объединении? Орбан? Была информация, что его могут попросту купить. Насколько такой союз будет жизнеспособен в целом и по отдельным вопросам?

— В западных СМИ и правда циркулируют слухи, что премьер Венгрии может смягчить свою позицию по поводу пакета финансовой помощи Украине из бюджета ЕС.

В ходе вышеупомянутой совместной пресс-конференции с Робертом Фицо, Виктор Орбан заявил о необходимости помочь Киеву, но из «внебюджетных источников». Впрочем, дальнейшим компромиссам Венгрии ЕС по вопросам поддержки Украины это в принципе не препятствует.

Однако стоит повториться, что главный стимул для взаимодействия правительств Венгрии и Словакии — вовсе не борьба за ограничение объемов европейской помощи Украине, а отстаивание собственных интересов в отношениях с ЕС и противодействие давлению Брюсселя по внутриполитическим вопросам.

А учитывая, что отношения и Орбана, и Фицо с ЕС, скорее всего — даже при нахождении компромисса с Брюсселем по отдельным вопросам — будут оставаться сложными, мотивы для их сотрудничества будут сохраняться.

При этом «слабым звеном» в этом альянсе скорее можно назвать Словакию — в том смысле, что внутриполитическая уязвимость у Роберта Фицо все же сильнее, чем у Виктора Орбана.

Хотя ведущаяся сейчас протестная кампания оппозиции против премьера Словакии, возможно, и не приведет к его отстранению уже в ближайшее время, внутриполитические риски для Роберта Фицо все-таки выше, а опора в парламенте менее устойчива, чем у Виктора Орбана. То есть именно внутриполитические позиции словацкого премьера будут чаще проверять на прочность.

«СП»: В названии союза Словакии и Венгрии примечательно слово «наступления». Вдвоем удобнее присоединять сопредельные украинские земли? А нет ли тут сигнала России о готовности участвовать в переформатированном «Варшавском договоре»? Выступление евродепутата Мирослава Радаковского о возможном объединении славян — о том же? Возможно ли то, о чем он говорил, кстати?

— Все же крайне маловероятно, что Венгрия или Словакия попытаются присоединить к себе какие-либо территории Украины, тем более, пока Киев вовлечен в вооруженный конфликт.

Формирование формального военно-политического блока Венгрии и Словакии с Россией также не выглядит реалистичным в обозримом будущем, хотя бы потому, что официальные Будапешт и Братислава, как известно, входят в НАТО.

Даже если бы, теоретически, Североатлантический альянс распался (что в обозримом будущем опять же представляется малореалистичным), та же Венгрия, скорее всего, проводила бы многовекторную политику. Будапешт и сейчас выстроил прагматичное взаимодействие с Россией, но ведь Москва далеко не единственный значимый для него партнер. Вспомним о том же сотрудничестве Венгрия-Турция и статусе официального Будапешта, как наблюдателя в Организации тюркских государств.

Что касается реплики евродепутата от Словакии Мирослава Радаковского — это еще и отражение довольно эмоционального тона дискуссии, развернувшейся 16 января 2023 года в Европарламенте по поводу оказания помощи Украине. Как пример эмоциональных заявлений во время той же дискуссии — реплика евродепутата от Литвы Расы Юкнявичене по поводу «активизации агентов Путина».

То есть, Мирослав Радаковский не давал некий прогноз, а просто резко ответил сторонникам увеличения поддержки Киева. Если подразумевать под «объединением славян» создание антизападного военно-политического блока, куда вошли бы все государства, населенные славянами — опять же сложно представить такую ситуацию в обозримом будущем. Как известно, даже Организация Варшавского договора в свое время не включала в свой состав, например, Югославию.

«СП»: Киселли отмечает, что новые власти Польши больше склонны к взаимодействию с Германией и Францией. Вышеградская четверка в этом свете вообще еще существует как дееспособное объединение? Ее не расколол вопрос отношения к России и Украине?

— Как известно, кризис вокруг Украины сам по себе заострил противоречия между странами Вышеградской группы, что, например, президент Чехии Петр Павел в свое время называл «фундаментальной проблемой». Сейчас, когда в Польше у власти правительство еворооптимистов во главе с Дональдом Туском, а у тех же Венгрии и Словакии с руководством ЕС, как уже было сказано, отношения сложнее — эти противоречия могут только усилится. Впрочем, Вышеградская четверка — это просто формат для обсуждения общих тем, а взаимодействие между этими государствами в каком-то виде в любом случае будет продолжаться.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.