Business is booming.

Ветеран СВО отказался писать на силовиков напраслину

0 1

Ветеран СВО отказался писать на силовиков напраслину

В Петербурге полицейских обвиняют в избиении активистов, выступающих против мигрантов. Среди которых есть и участник СВО. Всё случилось на прошлой неделе, 11 апреля.

Группа молодых людей из незарегистрированной партии «Другая Россия Э.В. Лимонова» собралась у здания на Кирочной улице, 4, где расположено Управление по вопросам миграции ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области, чтобы выразить свое несогласие (цитата) «с завозом в РФ масс мигрантов из Средней Азии и Закавказья».

Там же они установили стенд с фотографией одного из обвиняемых по делу о теракте в «Крокус Сити Холле». С подписью: «Лицо миграционной политики России». Прошла акция по разным данным «не тихо, но в целом без особых эксцессов».

Тем не менее, несколько нацболов* были задержаны полицией на месте. В их домах, по словам адвоката Глеба Лаврентьева, оперативно провели обыски с изъятием телефонов и ноутбуков. В том числе, на квартире некоего Семена Дебенока, арестованного на семь суток. Он якобы «подвергся применению физического насилия и угрозам применения оружия со стороны сотрудников полиции».

Об избиении полицейскими сообщил позже и другой участник акции Илья Степанов, арестованный на 48 часов и доставленный в 78-й отдел полиции. Еще двоих нацболов задержали позже в Великом Новгороде и доставили в Петербург, в тот же 78-й отдел. Там ночевал и их товарищ (или подельник?) Никита Челышев, задержанный, как ему, с его же слов, сказали полицейские, «за то, что ругался матом».

Спустя четыре дня после проведенной акции, в ночь на 15 апреля сотрудники полиции пришли с обыском в квартиру активиста «Другой России» Леонида Лепешкина, ветерана военной операции на Украине. По словам его однопартийцев, его били и угрожали оружием.

Своя версия происшедшего — в петербургском МВД. Там заявляют, что 11 апреля в отдел полиции с Кирочной улицы «за административное правонарушение» были доставлены двое граждан. На них составили протоколы, суд арестовал их. «Каких-либо жалоб или заявлений от указанных лиц о противоправных действиях со стороны полицейских не поступало».

А что касается «процессуальных действий» 12 апреля в доме на Литовской улице, где был опрошен знакомый задержанных (Л. Лепешкин — ред.), то его отпустили без привлечения к административной ответственности. Жалоб от него, а также сообщений из медицинских учреждений о получении им травм не поступало.

И силовое ведомство, в свою очередь, заявило о защите чести своих сотрудников.

Такая вот история, возвращающая горожан в канувшие, казалось бы, в лету, 1990-е годы. С их вседозволенностью и бесправием. Оскорбительными для страны и её официальных лиц лозунгами, провокационными призывами и действиями. Не удивительно, что она привлекла внимание Главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Разбираться с этой историей поручено и. о. руководителя ГСУ по Петербургу Олегу Бобкову. Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктами «а», «г» части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). В частности, в отношении сотрудников полиции, которые обыскивали активиста «Другой России» Леонида Лепёшкина. С него самого и его адвоката Алексея Калугина после опроса взяли подписку о неразглашении данных следствия.

— Насколько я знаю, Лепёшкин после обыска устно и письменно написал расписку о том, что претензий к полицейским не имеет. Это, согласитесь, меняет суть всего дела, — ответил на звонок «СП» Евгений Вышенков, криминальный журналист, один из создателей и руководителей Агентства журналистских расследований (АЖУР).

«СП»: В соцсетях об этом ни слова!

— Зато, если смотреть новостную ленту, то увидим, что в анонимных телеграмм-каналах, в данном случае, нацболов, появились утверждения, что к ним нехорошо относились. Что происходит дальше? Следственный комитет в лице Александра Ивановича Бастрыкина реагирует на эти заявления. Повторю — анонимные. И задает некое эмоциональное направление развитию событий.

Следственным комитетом возбуждается уголовное дело. Но Прокуратура Петербурга это опротестовывает. Говорит о том, что ничего не было и уголовное дело неразумно, избыточно. Остальное — субъективно. Не более чем взгляд людей на то, что они читают.

«СП»: Вопрос в данном случае и о мигрантах тоже. Они выглядят невольными провокаторами случившегося в Петербурге…

— По поводу мигрантов моё мнение следующее. С точки зрения статистики, аналитики и практики большинство россиян не хотят работать на стройках Отечества и в системе ЖКХ. А мигранты — хотят. Дальше — если я, некой волшебной палочкой изгоню всех мигрантов из РФ, то правильно ли я понимаю, что мы быстро зарастем мусором, долгостроем, и это повлечет за собой многочисленные кардинальные проблемы для РФ? Да. Всё стальное — эмоции в социальных сетях. Где легко и безопасно говорить о чем угодно, не понимая, о чем говоришь.

То, что очень много легко возбудимых людей под разными никами вопят в соцсетях — факт. И не сегодняшнего дня, а давний. Надо это понимать и учитывать. Как и то, что есть какие-то общественные движения, которые очень хотят заявить о себе любым образом. Что и делают.

Продолжает тему Михаил Поставнин, руководитель научного центра Евразийской интеграции и сотрудничества.

— К данному событию в Петербурге я бы серьёзно не относился. Чисто хулиганский эксцесс со стороны нацболов, — уверен Вячеслав Александрович. — Плюс эксцесс исполнителя. Полиция просто не знала, как реагировать. Вроде бы ничего антигосударственного, но…

«СП»: Силовые ведомства разве не учат, как действовать на митингах, акциях, в том числе, несанкционированных?

— В данном случае полицейские, похоже, не знали, как себя вести. Учитывая, в частности, тот факт, что среди нацболов был ветеран СВО.

Ребята, возвращающиеся из зоны боевых действий, это вам не какие-то студенты. У них другая психология, понятие о справедливости. Важно и то, что петербургские полицейские, дежурившие в тот день и час у места проведения акции, получили от её участников некий отпор. Возможно, ответ на какие-то требования.

Силовики, известно, такое очень не любят. Вот и среагировали.

«СП»: Не спровоцирует ли это вкупе с трагедией в московском «Крокус холле» резкий отток мигрантов из страны?

— Думаю, нет. Надо различать трудовую миграцию — тех, кто работает по патенту. И тех, кто сравнительно недавно получил российское гражданство. У них разные модели поведения. Трудовым опасаться у нас нечего и некого. Многие из них даже не в курсе, что происходит в других наших регионах. Они у нас востребованы. Делают свое дело. И в этом смысле ничего не поменяется. А те, что с гражданством, уезжают из-за боязни мобилизации.

«СП»: В свое время много говорилось о необходимости обучения мигрантов русскому языку, российским законам, традициям. Но и силовиков ведь нужно учить работе с ними. И с неформалами, с разного рода общественными движениями, настроенными негативно к приезжающим на заработки из-за рубежа. Учат?

— Никто никого у нас этому не обучает, к сожалению. Разве что какие-то общие тезисы…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.