Business is booming.

«Вагнер» не помог: Китай и Бразилия обскакали Россию в Африке

0 2

«Вагнер» не помог: Китай и Бразилия обскакали Россию в Африке

Уже в ближайшее время Москва может запустить российскую индустриальную зону в районе Суэцкого канала в Египте, заявил президент Владимир Путин 27 июля на сессии форума Россия — Африка.

«Рассчитываю, что уже в текущем году там начнется строительство первых производственных мощностей, а в дальнейшем товары будут экспортироваться по всей Африке», — сказал президент, добавив, что обсуждал тему с египетским лидером Абделем Фаттахом ас-Сиси.

По словам Путина, российская индустриальная продукция, в том числе автомобили и строительное оборудование, пользуется большим спросом на континенте. В африканских странах есть специальные сервисные центры по обслуживанию российской техники, а власти разрабатывают инструменты льготного кредитования закупок российской промышленной продукции.

«Формируется ориентированный на Африку механизм лизинга и специализированный инвестфонд для участия в финансировании инфраструктурных проектов», — добавил Путин.

На самом деле история с российской промышленной зоной (РПЗ) в Египте тянется уже очень давно. Меморандум о ее создании был подписан еще в далеком в 2007 году. Однако на высшем уровне этот вопрос начал обсуждаться лишь в 2014-м. В мае 2018 года было подписано межправительственное соглашение о создании и обеспечении условий деятельности РПЗ в экономической зоне Суэцкого канала. В ней разрешены различные виды предпринимательской деятельности: производственной, коммерческой, финансовой, страховой и посреднической.

Строительство зоны было намечено на 2020 год, но из-за пандемии коронавируса сроки сдвинулись, после чего все на время затихло. В марте 2023 года Россия и Египет, наконец, подписали протокол о внесении изменений в соглашение, которое позволит компаниям-резидентам реализовывать произведенную на территории РПЗ продукцию на египетском рынке. Строительство должно было начаться в 2024-м, полная реализация проекта рассчитана на 13 лет. Компании-резиденты получат арендные каникулы, льготные тарифы на энергоресурсы, особый преференциальный налоговый режим, а также готовую площадку. О каких именно компаниях идет речь, впрочем, не уточнялось.

Теперь же сроки начала строительства снова передвинулись, но уже на более ранние. Первый замглавы Минпромторга РФ Василий Осьмаков в ходе саммита Россия — Африка заявил, что процесс может пойти уже в этом году.

«У нас сейчас за рубежом на самом деле один только в высокой стадии опыт развития внешней инфраструктуры — это российская промышленная зона в Египте. Мы вроде бы закончили всю нормативную работы. Мы очень надеемся, что уже в этом году начнем строить инфраструктуру в Египте», — заявил Осьмаков.

По его словам, РПЗ в Египте открывает доступ российским компаниям на африканский рынок. «О такого же рода решениях мы думаем применимо к Восточной Африке, к Алжиру, и это некие такие завершения большого логистического маршрута Север — Юг или Россия — Африка в лице таких инфраструктурных точек», — добавил он.

Ведущий научный сотрудник Института Африки РАН, к.э.н. Евгений Корендясов рассказал «СП», что строительство индустриальной зоны в Египте позволит России эффективней развивать торговлю не только с этой страной, но и со всей Северной Африкой. Впрочем, при этом придется столкнуться с серьезной конкуренцией как со стороны Китая и Европы, так и других игроков от Индии до Бразилии. Для сравнения, товарооборот Китая с Африкой в 2022 году составил рекордные 282 миллиарда долларов. Россия же, как сообщил Владимир Путин на форуме, может похвастать только скромными 18 миллиардами.

По мнению Корендясов, потенциал у России есть, прежде всего в том, что касается продукции машиностроения и сельского хозяйства, но за рынки придется побороться. Тем более, что Россия начало этой борьбы немного «проспала».

— Этот хаб создается уже много лет, работа по его созданию завершается. Он рассчитан на весь континент. Это будет структурный логистический узел, важный для наших экономических связей не только и не столько с Египтом, сколько с Северной Африкой и с Африкой вообще. У Египта большие связи с африканскими странами, и это расширяет доступ российского бизнеса к африканским рынкам.

«СП»: Что именно представляет собой этот хаб?

— Там будут, прежде всего, объекты логистического плана. Например, в Египте мы строим АЭС, это огромный проект, и индустриальная зона является важной площадкой для него. У нас исторически были развиты связи с Египтом, где есть большая православная коптская община, и хорошо, что сегодня эти связи находят новые формы выражения. Россия расширяет свое влияние в этой ключевой стране африканского континента.

«СП»: Этот проект поможет нарастить товарооборот с Африкой?

— Конечно, нынешние 18 миллиардов — это очень небольшой торговый оборот. У Китая этот показатель приближается к 300 миллиардам долларов. Нам нужно в ближайшее время хотя бы удвоить этот объем, такую задачу поставил и президент.

Возможности для этого есть. В Африке очень востребована наша машиностроительная продукция, в частности, автомобили «КамАЗовской» линии. Очень хорошо пошли в Африке в свое время наши «Жигули», мы продаем автомобили Lada по всему континенту, в том же Египте есть сборочный завод Lada.

Сейчас наши бизнесмены создают в Египте промышленную зону, которая будет служить важным логистическим звеном для расширения торговых связей с африканскими странами. Значит, на дорогах Африки будут чаще встречаться и «КамАЗы», и «Лады», и другие наши автомобили.

«СП»: Вы упомянули Китай, это один из наших основных союзников, удастся ли «поделить» с ним Африку?

— Мы выступаем на одном и том же рынке и не обойдемся без конкурентной борьбы. Китайцы упрочили свои торговые позиции в Африке солидно, их торговля с континентом на порядок больше нашей. Сейчас мы начали вести себя динамичней в Африке и, естественно, сталкиваемся с конкуренцией и со стороны Китая, и со стороны Индии, и со стороны Бразилии и других стран, уже не говоря о Западе.

Китайцы очень изобретательны в конкурентной борьбе, особенно на африканских рынках. Я помню, когда я был в Мали, китайцы продвигали там свой самый обычный аспирин. Они поставили китайского продавца через каждый километр на трассе между двумя крупными городами страны — Бамако и Сегу. А это около 250 километров.

Мы потеряли темп и время в Африке, теперь потеснить китайцев на континенте будет сложней, чем французов. У нас есть возможность подвинуть Китай в торговле оружием, продуктами питания, в частности, пшеницей, хотя она в основном нужна Северной Африке. Остальным африканцам пшеница ничего не говорит, это не их продукт. Кукуруза, просо — вот это им давайте. А вот североафриканским странам уже привили вкус к товарам европейского производства. Но отвоевать этот рынок у европейцев и китайцев становится все сложней, мы немного проспали эту борьбу.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.