Business is booming.

Рука Москвы дотянулась до островов в Океании, на очереди другие «горячие точки» в Южном полушарии

0 1

Рука Москвы дотянулась до островов в Океании, на очереди другие «горячие точки» в Южном полушарии

Эммануэль Макрон пропиарился странными заявлениями о «вводе французских войск на Украину». А зачем это вообще французам? Их метрополия, «получив люлей» в Африке от своих бывших рабов, вознамерилась отомстить русским «музыкантам» на их территории, чтобы на «французскую» не забирались?

Иногда на периферийные вроде бы события стоит взглянуть в глобальном контексте: во французской Новой Каледонии беспорядки. Это, если кто не в курсе, острова в Океании, где-то на западе Тихого Океана, между Новой Гвинеей и Новой же Зеландией. Глава МВД Франции Жеральд Дарманен, брызжа слюной, обвиняет часть «новокаледонских сепаратистов» в заключении соглашения с … Азербайджаном. Они, мол, совместно «активно используют антиколониальную риторику», что скорее всего «инспирировано Россией».

Политолог, профессор, декан факультета социальных наук Финансового университета Александр Шатилов напоминает, что Новая Каледония — французская «подмандатная территория», административно-территориальное образование с особым статусом:

— Она, конечно, отличается от таких африканских стран, как Нигер, Камерун и другие бывшие колонии, и сейчас находящиеся в «зоне влияния» Франции.

Новая Каледония — просто «удаленная территория», она считается чисто французской, поэтому никто вмешиваться и осуждать Париж за жесткие действия в отношении участников массовых беспорядков не будет. Вопросов по международной линии там возникнуть не должно, если только не случится совсем уж запредельного применения силы.

И еще это остров, потому такого рода протесты местного населения гораздо легче локализовать. Скорее всего, Франция сможет справится с беспорядками, действуя традиционно, в духе «кнута и пряника»: подавляя очаги протеста и подкупая местных лидеров, предоставляя определенные бонусы.

А то, что полыхнуло в Новой Каледонии — определенный сигнал для Франции. Ведь у них сохранились некоторые заморские владения, и там может начаться определенное брожение. Обычно колонии живут спокойно, когда в метрополии все замечательно, она устойчива и сильна. Когда же метрополия нестабильна, шатает и режимы в колониях. Думаю, что с Новой Каледонией сейчас Франция справится, но надолго ли удастся погасить протесты, и не перекинется ли на другие заморские владения — неясно.

«СП»: Залежи никеля в Новой Каледонии играют в этих беспорядках какую-то роль? Имеет ли Азербайджан отношение к происходящему там?

— Конечно, Азербайджан в настоящее время занимает недружественную позицию к Франции из-за ее поддержки Армении и провоцирования нового конфликта. Но не знаю, насколько велико влияние Баку на далеких островах.

Мне кажется, Парижу не стоит искать внешнего врага, а пытаться решать внутренние проблемы. Если раздрай во Франции продолжится, то может полыхнуть в других заморских территориях. А их, всевозможных «заморских департаментов и регионов», сообществ и островов пока у этой страны хватает, больше десятка. Это и Мартиника, и Гваделупа, и Реюньон. Особенно важна Французская Гвиана, где периодически осуществляются ракетные испытания и пуски. А внутри самой страны — неблагополучно. Освободительная же идеология распространяется по всему миру. Возможно, что в Новой Каледонии — не последние такого рода беспорядки.

«СП»: Займется ли теперь Макрон своими проблемами или продолжит пугать вводом войск Москву, тужась сделать Новороссию второй Новой Каледонией?

— Над Макроном уже посмеиваются по этому поводу: пришлось вводить войска в Новую Каледонию. А насчет его заявлений о «вводе войск на Украину», то у него в этом была скорее роль некоего «глашатая Запада». Вряд ли он действительно планировал отправлять туда существенный контингент. Мне кажется, ему важнее было заявить эту тему: во-первых, для давления на Россию, а во-вторых, для ее легализации в международной политической повестке. Эту свою миссию он выполнил. А далее, если российские успехи на фронтах СВО продолжатся, возможен ввод войск, но не французских, а НАТО. Я бы этого не исключал.

«СП»: Где еще может полыхнуть? Вспомним ли мы Фолклендские-Мальвинские острова и тот конфликт начала 80-х годов ХХ века?

— Что касается мировой турбулентности, то она конечно растет. И в этой ситуации Фолклендские острова остаются камнем преткновения между Лондоном и Буэнос-Айресом. Многое будет зависеть от благополучия в самой Британии. Если она начнет слабеть, то Аргентина захочет переименовать Фолклендские острова в Мальвинские, как это и значится на их географических картах.

«СП»: Помимо этого, у британцев есть «разночтения» с Венесуэлой по поводу штата Эссекибо, он же «Западная Гайана». Там тоже может произойти как с Францией: после ослабления метрополии, в данном случае Британии, разброд и шатание?

— Гайана достаточно давно получила статус независимого государства. Там больше стоит опасаться вмешательства США на стороне Гайаны в случае ее конфликта с Венесуэлой, которая в принципе сильнее всех своих соседей, вместе взятых. Есть еще амбициозная Бразилия, которая хочет сохранить статус ведущего государства Южной Америки, а Венесуэла в этом смысле — ее конкурент. При поддержке Вашингтона, с его санкции, Бразилия может тоже выступить на стороне Гайаны против Венесуэлы, как другие американские союзники, типа Колумбии.

Но пока действует принцип «угроза выше исполнения». Венесуэла, скорее, заявила некие свои права на часть территории Гайаны и в какой-то мере оттянула туда часть внимания и, может быть, ресурсов Запада.

Это нам на руку. Сейчас возникновение различных «горячих точек», связанных с Западом, облегчает нам работу на украинском направлении.

«СП» В общем, война всех против всех. Одна сплошная «Океания». Что интересно к «Океании» стали причислять еще и… Тайвань! Пишут, что Тайбэй мог бы использовать недавно созданный союз коренных народов Тайваня. Эти племена, дескать, появились шесть тысячелетий назад, заселив острова Океании и достигли берегов Новой Зеландии. Таким образом, принимая участие в жизни этих коренных народов, Тайбэй может обосновать необходимость государственности отдельно от Китайской народной республики.

— Тогда можно и российский Дальний Восток притянуть к Океании. Это в логике западной толерантности и политкорректности. Да, там, на Западе возник определенный тренд по защите жителей Океании, которых прежде они воспринимали едва ли не как животных. В Австралии сто лет назад местных аборигенов буквально не считали за людей.

«СП»: Лишь наш Николай Миклухо-Маклай доказал, что это не так.

— А еще он предлагал осваивать Папуа-Новую Гвинею, введя в сферу интересов Российской Империи, но тогда его инициатива не получила поддержки. И сейчас Запад манипулирует общественным мнением. Хотя мы-то понимаем, что Тайвань — часть Китая, к традиционно понимаемой Океании он никак не относится.

«СП»: Вообще «Океания» как-то глубоко вошла в политическую повестку. Это название использовалось Джорджем Оруэллом в его романе «1984». И теперь в случае чего «Большим Братом» ругаются оппоненты, как с той, так и с другой стороны.

— Что касается Оруэлла, то он все свои произведения писал вовсе не против СССР, а против западной демократии и либерального капитализма. Он ведь был убежденным троцкистом и очень критично относился к окружающему миру. Когда наши либералы пытаются сейчас «пристегнуть» его к своим идеалам — это явная натяжка. А двойные и тройные стандарты, описанные им в романе «1984», все эти образы и прогнозы писатель связывал с Западом, предполагая, что он выродится в тоталитарную и даже человеконенавистническую систему, что мы сейчас и наблюдаем. Его прогнозы исполняются.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.