Business is booming.

Российской нефти предписано дорожать

0 2

Российской нефти предписано дорожать

Рост экспорта нефти в дружественные страны по итогам 2022 года составил 76%, а нефтепродуктов — ​20%, сообщил вице-премьер Александр Новак. «Всего с западных рынков на восточные в прошлом году было перенаправлено почти 40 млн т нефти и нефтепродуктов. … Россия находится на втором месте среди ведущих поставщиков нефти в Китай и на первом месте по отгрузке нефти в Индию», — написал куратор отечественного ТЭКа в статье, опубликованной в журнале «Энергетическая политика».

Планомерная работа по диверсификации экспорта российских энергоресурсов себя полностью оправдала, считает Новак. Так, по сравнению с 2021 г. поставки нефти в Индию выросли в 19 раз, до 41 млн т, а экспорт нефтепродуктов удвоился до 6,2 млн тонн. На 28% (до 89 млн т) увеличились отгрузка российского «черного золота» в Китай.

Новак считает, что в 2023 г. тенденция сохранится, а из 223 млн т нефти и продуктов из нее, которые экспортировались в западном направлении, останется не более 40%.

Согласно июльскому отчету Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) по итогам мая 2023 г., как и в три предыдущих месяца, Россия стала крупнейшим поставщиком в Индию и Китай. В мае Россия обеспечила почти 19% от общего объема импорта нефти Китаем. На Саудовскую Аравию пришлось 14% поставок, на Малайзию — 11%, сообщают СМИ.

В Индии, по данным аналитического агентства Kpler, которые приводит ОПЕК, Россия 11-й месяц подряд является лидером по поставкам нефти, обеспечив в мае около 46% от общего объема импорта. Порядка 18% поставок обеспечил Ирак, 12% – Саудовская Аравия, 6% – ОАЭ.

Как заявил Александр Новак, усилия правительства РФ направлены на дальнейшее развитие энергетической инфраструктуры в страны АТР, наращивание дружественного флота, а также создание финансовой инфраструктуры, включая систему платежей и страхования. Также прорабатывается механизм по доставке энергоносителей конечному потребителю.

В июльском отчете ОПЕК впервые дана оценка спросу на 2024 год. «Ожидается, что устойчивый глобальный экономический рост на фоне продолжающихся улучшений в Китае приведет к увеличению потребления нефти», — пишут эксперты, ожидая роста мирового спроса на 2,25 млн б/с — до 104,25 млн б/с.

Рост экспорта нашей нефти на азиатские рынки обеспечила в том числе большая скидка, которая позволила быстро переориентировать сбыт продукции. На значительном дисконте Urals относительно Brent Индия, Китай и другие страны Азии зарабатывали, перегоняя российскую нефть и продавая в ЕС и США продукцию нефтепереработки. Однако, по информации Times of India, с пиковых 25−30 долларов за баррель скидка снизилась до 4.

Индия хоть и не присоединилась к потолку цен на российскую нефть в 60 долларов за баррель, однако старалась придерживаться установленного лимита.

— Нефтяная отрасль, как российская, так и стран, которые кооперируются с нами, адаптируется к новым реалиям, — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович. — Когда происходит адаптация, то вознаграждение за то, что надо срочно что-то новое придумывать, уменьшается, потому что все более-менее устаканивается.

Кроме того, дисконт снижается по сравнению с пиками, которые были, но его можно по-разному считать. Например, какой-нибудь нефтеперерабатывающий завод в Индии получает скидку в несколько долларов. Скидка по отношению к стоимости нефти, которая имеется в порту отправки (FOB, Free on board — «СП»), может составлять долларов 10. Если использовать методологию, которая называется CIF (стоимость, страхование и фрахт — «СП»), такая скидка может быть больше 10 долларов, даже под 20 долларов.

Ситуация с дисконтом не совсем однозначная, но в целом, учитывая, что мы уже много месяцев подряд торгуем в условиях санкций и приспособились, то нет необходимости платить дополнительное вознаграждение, чтобы экстренно найти какое-то решение. Общая тенденция — сокращение дисконтов.

Другое дело, что не нужно считать, что дисконт составляет несколько долларов. Если бы он составлял несколько долларов, то Минфин уже давно сказал бы, что для расчета налогов определяет стоимость российской нефти Brent минус, условно, 4 доллара. Этого не происходит. Мы только достигли стадии в 20 долларов официального дисконта для расчета налогов.

«СП»: Как сокращение дисконта влияет на экспорт российской нефти? Может он сократиться или азиатский рынок уже прочно завоеван?

— Конечно, есть конкуренты. Есть данные таможенной статистики Индии (правда, публикуются с задержкой), сейчас можно обсуждать данные по апрелю и там видно, что иногда российская нефть стоила существенно дороже, чем, например, нефть из Ирака. Это стимулировало индийские НПЗ активно покупать иракскую. Если смотреть на стоимость российской и нефти из Америки (например, Эквадора, Бразилии), то оказывалось, что наша не такая и дешевая.

Хорошо, с одной стороны, что мы продаём нефть по нормальной цене. С другой, это значит, что в Индии нет смысла покупать российскую нефть кровь из носа. Если нефть будет тяжело ввозить, потому что у нас не хватает своих судоходных компаний, мы по-прежнему отчасти зависим от западных перевозчиков и страховщиков, которые находятся в зоне риска, что за них возьмутся недружественные регуляторы и политики, то на каком-то этапе возможно, чтобы простимулировать этих ребят, дисконт придется дать побольше. Это живой процесс, однозначной тенденции нет. В целом мы ведем себя достаточно успешно, по сравнению с тем. что нам рисовали в прогнозах весной 2022 года.

Сейчас у нас добыча снижается по тем параметрам, которые были достигнуты в соглашении ОПЕК+. Это 0,5 млн баррелей в сутки, и еще у нас добровольное сокращение экспорта на 0,5 млн баррелей в сутки, о чем сказал Новак. Это наша кооперация с Саудовской Аравией, которая односторонне сокращает добычу на 1 млн баррелей в сутки в июле и продлила это решение на август. Возможно, оно и дальше будет продлеваться. Когда ближе к осени или осенью пройдут переговоры в ОПЕК+, стороны возьмут на себя какие-то дополнительные обязательства. Из-за этого у нас сокращение добычи и экспорта происходит. Может, еще какие-то моменты влияют, связанные со страховщиками и перевозчиками. Но все держится на высоком уровне — у нас добыча 10 млн без газового конденсата, с ним — 11, он не входит в расчеты ОПЕК+. В следующем году мы будем где-то 9,3 млн добывать. Это снижение, но не катастрофа, которую рисовали в Международном энергетическом агентстве.

«СП»: За счет каких стран можно расширить наш нефтяной экспорт?

— Если будем давать большой дисконт, то разные. Но какой смысл продавать дешевле, если можно продавать по цене, которая нас устраивает? И продавать достаточные объемы.

Китай и Индия — наши основные потребители. Они имеют общее население в 3 млрд человек. Это в 5−6 раз больше, чем в ЕС.

У нас покупают нефть страны Ближнего Востока, которые ее перерабатывают и гонят на экспорт. Кто-то втихаря занимается реэкспортом.

Были данные, что наши нефтепродукты покупались в Южной Америке, и даже вроде к этому приложил руку западный бизнес, например, небезызвестный нефтетрейдер Trafigura.

Африканские страны у нас закупают. С Марокко рост больше, чем в 10 раз по нефтепродуктам, которые они используют на внутреннем рынке, а свой товар продают в Европу.

В странах глобального Юга есть четыре региона, с которыми мы работаем — Азия, Ближний Восток, Африка и Южная Америка.

«СП»: Будут ли Китай с Индией наращивать у нас закупки? В Индии ведь были сложности, связанные с потолком цен.

— Не столько с ним. Для индийских компаний потолок — это способ торговаться, чтобы российская цена в порту отправки стоила меньше 60. По крайней мере, для Urals, потому что есть сорта, которые всегда торговались выше потолка, например, Sokol.

Можно ли нарастить? Есть логистические ограничения. Кроме того, Индии тоже не хотелось бы только от России зависеть, она и так около 40% нефти импортирует из России. Это колоссальные объемы.

И потом, когда мы договариваемся о сокращении добычи, мы же не можем пообещать сокращение, а потом сказать, что передумали. Это некрасиво. Надо соблюдать.

А в Китае все зависит от внутреннего спроса. Страна постепенно выходит из постковидных ограничений. В каких-то пределах возможно продавать больше, но при прочих равных.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.