Business is booming.

Профессор Катасонов: Пока фронт дерется, офшоры стреляют нам в спину

0 3

Профессор Катасонов: Пока фронт дерется, офшоры стреляют нам в спину

С начала специальной военной операции России на Украине исполнилось два года. Также можно сказать, что уже два года, как коллективный Запад ведет необъявленную войну против России. У этой войны разные формы: вооруженная («горячая»), диверсионная, информационная, пропагандистская, экономическая.

Война требует решительной перестройки всех сторон жизни российского общества. В том числе в сфере экономики. Еще весной 2022 года я говорил о необходимости мобилизации отечественной экономики, достижения высокого уровня экономической самодостаточности страны, восстановления экономического и финансового суверенитета, утраченного за годы «реформ».

Это, в свою очередь, требует введения директивного планирования, установления жесткого контроля над трансграничным движением валюты и капитала, реиндустриализации (а не фрагментарного импортозамещения), серьезной перестройки денежно-кредитной системы, выхода из ряда международных организаций (ВТО, МВФ, Всемирный банк) и др. Конечно же, в списке предлагаемых мер одной из важнейших является деофшоризация российской экономики.

Задача деофшоризации озвучивалась руководством страны начиная с 2012 года, еще до того, как против России стали вводиться экономические санкции в связи с возвращением Крыма в состав нашей страны. Вопрос деофшоризации был поставлен президентом Владимиром Путиным в его послании Федеральному Собранию в декабре 2012 года. По словам президента, девять из десяти торговых контрактов крупных компаний России регистрируются в иностранной юрисдикции, практически весь крупный и средний бизнес держит свои финансовые средства на счетах своих офшорных дочерних компаний или КИК (контролируемая иностранная компания) в иностранных банках. Он также указал, что объём экспорта российских товаров через офшоры и инвестиций в российскую экономику из офшоров огромен. Национальный средний и крупный бизнес в России фактически отсутствует.

На протяжении почти десяти лет, до 24 февраля 2022 года я чуть ли не каждый день из уст разных чиновников слышал слово «деиндустриализация», но с мертвой точки дело не сдвигалось. Например, проводились так называемые «амнистии» беглого капитала (деньги выводились за границу без уплаты налогов), но результаты были «копеечными».

С началом экономических санкций против России в феврале-марте позапрошлого года проблема деофшоризации российской экономики стала сверхактуальной. Кстати, понятие «деофшоризация» стал трактоваться уже расширительно: возврат капиталов не только из классических офшорных юрисдикций типа Панамы или Багамских островов, но вообще из заграницы: США, Европы, Канады, Австралии и др.

Казалось бы, бизнес и российских богачей не надо было уговаривать вернуть свои капиталы и активны на родину. Ведь им грозила «заморозка» и последующая экспроприация (конфискация). И не только грозила. Она стала проводиться. Сколько на сегодняшний день «заморожено» (блокировано, арестовано) активов российского бизнеса и российских богачей, Запад не сообщает. Есть разрозненные неофициальные оценки, варьирующие в диапазоне от 50 до 200 млрд долл.

Казалось бы, российские бизнесмены и олигархи должны стремглав голову мчаться на родину со своими капиталами. И отчасти ощущение того, что так оно и есть на самом деле, возникает, когда читаешь некоторые российские издания или слушаешь выступления некоторых российских чиновников.

Напомню, что несколько лет назад в России появились два специальных административных района (САР), которые власти назвали нашими, «российскими офшорами» и которые призваны стать альтернативой разным там Панамам и Багамам. Мол, режим информационной защиты (конфиденциальности) и льготный налоговый режим примерно такой же. Но здесь активы российского бизнеса будут гарантированно застрахованы от разных неожиданностей типа «заморозки» или конфискации. А при необходимости мы готовы будем приютить в этих «российских офшорах» даже капитал иностранного происхождения.

Местом САР определены остров Октябрьский в Калининградской области и остров Русский в Приморском крае. До 24 февраля 2022 года эти острова без натяжки можно было называть «необитаемыми». А позднее туда действительно потянулись из разных Панам и Багам российские компании. Не так, чтобы толпой, но потянулись.

11 октября 2023 г. министр экономического развития Максим Решетников в ходе выступления в Госдуме сообщал, что список резидентов специальных районов в 2023 г. пополнился 141 компанией, и их общее число достигло 277.

В декабре прошлого года в Совете Федерации проходил круглый стол «О дополнительных мерах по деофшоризации экономики». На нем также были озвучены некоторые цифры по деофшоризации после 24 февраля 2022 года. Заместитель директора департамента корпоративного регулирования Минэкономразвития Раиса Севастьянова сообщила, что 2022 г. в Россию переехало 83 компании.

В 2023 г. в российские специальные административные районы (САР) перерегистрировались уже 156 международных компаний. Всего на конец прошлого года на территориях двух САР на острове Октябрьский в Калининградской области и острове Русский в Приморском крае зарегистрировано 292 резидентов. Среди них 227 международных компаний и один фонд, уточнила Севастьянова. Общий объем инвестиций от перерегистрированных организаций за пять лет существования САР составил 67 млрд руб.

Эта цифра была подана как большое достижение, хотя в долларовом выражении она не дотягивает даже до одного миллиарда. Примечательно, что Минэкономразвития скрупулезно учитывает каждое новое юридическое лицо, которое поселяется на указанных двух «островах чудес». Но при этом не имеет даже примерного представления о том, сколько российских компаний зарегистрировано в офшорах, кто их бенефициары и т. п.

Михаил Делягин иронично замечает: «…представители Минэкономразвития, гордо отчитываясь по каждой перерегистрировавшейся в России из офшора фирме, впадают в ступор при элементарном вопросе о хотя бы числе офшорных компаний, по-прежнему владеющих российскими активами».

В январе нынешнего года во время пленарной сессии «Роль Дальнего Востока в экономическом, социальном и геополитическом развитии России в ближайшие десятилетия» на международной выставке-форуме «Россия» на ВДНХ вице-премьер — полпред президента России в ДФО Юрий Трутнев сообщил: стоимость активов участников специального административного района (САР) на острове Русском в Приморье составляет 5 трлн рублей. Эксперты удивились: почему цифры Минэкономразвития и вице-премьера различаются чуть ли не на два порядка? Наиболее убедительная версия такова: Трутнев назвал цифру не тех активов, которые уже переведены в САР, а цифру активов, которым располагают новоселы острова Русский. Т.е. перевели на остров они пока очень небольшую часть свои активов. А почему не все активы?

Одна версия: присматриваются, не спешат, не до конца доверяют гарантиям российской власти. Другая версия: их не отпускают из тех заморских стран и юрисдикций, где они рассчитывали жить вечно и счастливо.

А о том, что в Россию пока вернулась лишь незначительная часть убежавшего капитала, можно судить не по каким-то секретным источникам, а по документу Банка России, размещенному на его сайте. Я имею в виду статистическую сводку под названием «Международная инвестиционная позиция Российской Федерации» (МИП). В первой части МИП даются цифры по активам, которые сформировались за пределами России в результате вывоза капитала в разных формах (прямые, портфельные и прочие инвестиции). Во второй части МИП — активы иностранных инвесторов в России.

По состоянию на 01.01.2022 величина зарубежных активов (первая часть МИП) равнялась 1.651,9 млрд долл. А величина иностранных активов в России составила 1.166,9 млрд долл. Превышение первой части над второй частью МИП называется «чистой инвестиционной позицией» (ЧИП) страны. У России на начало 2022 года она равнялась 485,0 млрд долл. Страна, мягко выражаясь, была плохо подготовлена к грядущей экономической войне с Западом. Запад при желании мог заморозить (или конфисковать) российских активов почти на полтриллиона долларов больше, чем Россия могла заморозить (конфисковать) иностранных активов в своей экономике.

А теперь давайте посмотрим на МИП по состоянию на 01.10.2023 (самые свежие данные). Российские активы за рубежом — 1.502,6 млрд долл. Иностранные активы в России — 673,8 млрд долл.

Получается, что иностранный капитал из России бежал очень даже резво. За рассматриваемый период времени (21 месяц) активы нерезидентов в российской экономике сократились на 493,1 млрд долл., или на 42,2%.

Российские активы за рубежом за указанный период также сократились, но достаточно скромно — на 149,3 млрд долл., или на 9,1%.

В итоге ЧИП России увеличилась с 485,0 до 828,8 млрд долл. Т.е. на 343,8 млрд долл., или на 71%. Т.е. мы за эти два неполных года еще сильнее подставились во взаимной войне заморозок и конфискаций активов. За это время следовало бы уже если не обнулить, то хотя бы уполовинить зарубежные активы российского бизнеса. А они сократились всего лишь на 9%!

Тут мне могут возразить: мол, российский бизнес и хотел бы вернуться на родину, а его не пускают «нехорошие дяди» за рубежом. Прежде всего, англосаксы, которые «курируют» подавляющую часть всех офшорных юрисдикций. А что у российского бизнеса в этих офшорах? У них там фабрики, заводы, шахты, порты, нефтегазовые скважины? Нет, в разных там Панамах и Багамах лишь регистрация, юридический адрес, документация, в том числе финансовая. А в финансовой документации — всякие циферки, отражающие стоимость реальных, физических активов, размещающихся на территории Российской Федерации.

По-моему, аргумент «не пускают» достаточно придуманный. При желании всегда можно произвести перерегистрацию в Российскую Федерацию.

А если нет желания? Тогда надо заставить.

Вот в начале прошлого года так и решила группа депутатов Государственной Думы, запустив 21 января проект закона о деофшоризации российской экономики. Инициаторы законопроекта — М.Г. Делягин, О.А. Нилов, Г. Ю. Семигин, А.В. Терентьев, Ю.И. Григорьев, А.С. Аксененко, Ф.С. Тумусов, Н.П. Бурляев (фракция «Справедливая Россия — За правду!»).

Согласно пояснительной записке, более 50% крупных компаний в РФ, в том числе некоторые предприятия системы жизнеобеспечения и стратегические, зарегистрированы в офшорных зонах. Авторы проекта считают, что большинство таких зон контролируют зарубежные спецслужбы. По их мнению, это значит, что ими управляют «в лучшем случае исходя из интересов, не имеющих отношения к интересам России». Российские юрлица и физлица должны перерегистрировать офшорные активы российскую юрисдикцию в течение полугода. В противном случае находящиеся на территории Российской Федерации активы подлежат национализации.

И вроде бы ветер задул в паруса данного законопроекта. 21 февраля прошлого года Владимир Путин поручил правительству представить дополнительные меры по ускорению деофшоризации экономики: «Прошу правительство в тесном контакте с парламентом предложить дополнительные меры, которые позволят ускорить процесс деофшоризации экономики. Бизнес, прежде всего в ключевых секторах и отраслях, должен действовать в российской юрисдикции. Это базовый принцип».

Некоторые наблюдатели тогда даже предположили, что истинным инициатором законопроекта о деофшоризации был сам президент, а упомянутые выше депутаты лишь исполняли его волю.

Тем не менее, законопроект встретил бешеное сопротивление. Мол, он предусматривает покушение на святость частной собственности (имеется в виду, что активы в России могут быть конфискованы и национализированы в случае отказа собственника провести перерегистрацию).

Михаил Делягин на подобный аргумент ответил следующее: «России пора принять стандарт отношения к частной собственности, закрепленный в Основном законе Германии, по которому частная собственность священна и неприкосновенна, лишь пока она служит интересам Германии (российские нефтяники, чьи активы были конфискованы, ощутили действенность этой правовой нормы). После возврата в нашу юрисдикцию активы не только станут объектами налогообложения, но и будут управляться в интересах, связанных с нашими».

Одним словом, владельцы офшорных активов могут провести перерегистрацию, но не хотят. А потому через своих лоббистов они на протяжении всего прошлого года ставили палки в колеса указанному законопроекту. И вот финал истории: Госдума 29 января 2024 года на пленарном заседании окончательно отклонила законопроект о деофшоризации.

Военные эксперты говорят, что на театре боевых действий на Украине наши вооруженные силы демонстрируют мужество и профессионализм. И добиваются определенных успехов. Увы, в тылу все иначе. Пока мы отступаем и терпим поражения. И история с законопроектом о деофшоризации это наглядно демонстрирует. Лично меня ситуация в экономическом тылу беспокоит не меньше, чем положение на военном фронте.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.