Business is booming.

Приведут ли удары украинских БПЛА по нашим НПЗ к росту цен на бензин

0 2

Приведут ли удары украинских БПЛА по нашим НПЗ к росту цен на бензин

После серии террористических ударов украинских БПЛА по российским нефтеперерабатывающим заводам в Ленинградской, Рязанской, Нижегородской и Ростовской областях среднеоптовая цена АИ-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже выросла на 759 рублей (+1,58%) к предыдущему закрытию и составила 48 721 рублей за 1 тонну. Стоимость аналогичных оптовых партий АИ-95 выросла до 60 560 рублей (+1,88%). Тонна летнего дизельного топлива подорожала до 61 791 рублей (+1,62%), межсезонного — до 61 494 рублей (+1,13%), зимнего — на 0,79% до 63 103 рублей, а тонна мазута поднялась в цене на 1,69% — до 26 775 рублей.

На этом фоне Минэнерго РФ выпустило заявление, что не ожидает роста цен на топливо внутри страны в ближайшей перспективе из-за атак БПЛА.

«Ситуация на данный момент остается в целом стабильной. У нас достаточно работающих производств, введен запрет на экспорт. Дизеля мы вообще производим существенно больше, чем необходимо для обеспечения внутреннего рынка. Поэтому я не вижу предпосылок для роста цен в ближайшей перспективе: максимум они повысятся на уровень инфляции», — в тон Минэнерго высказался, в частности, президент Российского топливного союза Евгений Аркуша.

Но все ли эксперты разделяют это мнение?

— Я не думаю, что атаки украинских беспилотников способны нанести какие-то критические повреждения нашей нефтеперерабатывающей структуре, — поделился с «СП» своим видением ситуации политолог Алексей Анпилогов. ­- Полагаю, максимум, на что способны эти БПЛА, так это на причинение какого-то локального ущерба тому или иному заводу, да и тот может быть устранен в достаточно сжатые сроки.

Все потому, что любой современный НПЗ сам по себе — достаточно протяженный объект, который, к тому же оснащен всеми современными средствами пожаротушения. Там установлено большое количество запорной арматуры, а также соответствующих датчиков и других средств для быстрой локализации и тушения возгораний. То есть это предприятие, все системы которого заточены, так сказать, на недопущение полного его разрушения в результате любой нештатной ситуации.

Да, конечно, НПЗ, по которому произведен удар беспилотником, все-таки вынужден будет в той или иной степени приостановить свой рабочий цикл, но здесь нужно понимать — все НПЗ так или иначе останавливаются на профилактический или восстановительный ремонт. Так что если удары БПЛА ВСУ не примут характер постоянных и ежедневных, то этот фактор не способен привести к дефициту топлива на наших внутренних рынках.

«СП»: Насколько велика вероятность, что эти удары действительно не станут систематическими?

— Понятно, что нам допускать такой «рутинизации» атак украинских беспилотников по НПЗ ни в коем случае нельзя. Потому что тогда заводы будут все время находиться в постоянных оперативных ремонтах, и дефицит топлива может приобрести системный характер.

Но сейчас не только предполагаются, но уже и прилагаются на федеральном уровне очень серьезные усилия по защите нашей критической инфраструктуры, и речь идет не только об НПЗ, но и об атомных объектах, линиях электорпередач, высоковольтных подстанций и всего подобного, что может в перспективе послужить хоть малейшей целью таких террористических ударов, тем более что проблемы с невозможностью того или иного БПЛА в принципе не существует.

«СП»: А могут ли привести к подорожанию топлива для конечного потребителя какие-либо наши сугубо внутренние причины? Например, скоро стартует посевная кампания, в разгар которой у нас цены на заправках обычно растут, а потом не снижаются. Или возьмем грядущие выборы. Сколько раз уже бывало, что до момента голосования у нас в стране тишь-гладь да всякая благодать, а после того, как дальнейшая политическая судьба важных кандидатов определяется, сдерживающие вожжи отпускаются, и цены на товары и услуги моментально начинают свой «высокий полет».

— В нынешней напряженной ситуации на фоне продолжения террористических атак на инфраструктурные объекты нашему правительству нужно предельно внимательно и осторожно балансировать наши экспортные возможности и насыщение внутреннего рынка. Впрочем, это было необходимо и в более спокойное время, так что основные рычаги воздействия на топливных коммерсантов государством в принципе уже отработаны и отлажены.

Тут и изменения экспортной пошлины, и возможности прямого квотирования нефтепродуктов, и другие моменты. Так что, полагаю, в грядущем пиковом периоде потребления топлива наш кабинет министров без каких-то последствий способен насытить внутренний рынок достаточным количеством жидких углеводородов. Это с одной стороны.

А с другой, понятное дело, все эти экономические меры и механизмы носят достаточно ограниченный характер. То есть, грубо говоря, они работают, когда есть чем управлять. А для этого, опять же, необходимо обеспечить безопасность всех наших НПЗ в долгосрочной перспективе. В противном случае атаки БПЛА действительно могут приобрести системных характер, а тогда последствия для нашей топливной отрасли внутри страны уже могут быть гораздо тяжелее.

«СП»: Всю эту ситуацию хорошо понимает экспертное сообщество. А люди, далекие от вопросов обеспечения безопасности страны и деятельности нашего топливного сектора, — нет. И люди эти в массе своей подвержены паническим настроениям. Сейчас, например, наши читатели из регионов сообщают, что кое-где граждане уже начинают создавать ажиотаж на топливозаправочных комплексах, надеясь закупиться бензином и дизелем впрок.

Точно так же в период коронавирусной пандемии народ закупал гречку, туалетную бумагу и мыло чуть ли не тоннами, и это сразу же отразилось на ценниках в магазинах — они резко пошли вверх. Не повторится ли эта история, но уже с топливом?

— Слава Богу, что у потребителей в частном секторе нет емкостей для хранения не то что десятков тонн, но даже и сотен литров топлива. Поэтому максимум, что смогут граждане-паникеры, так это заполнить имеющиеся в их распоряжении канистры, чтобы некоторое время заправлять свои авто в гаражах, закупив впрок самое большое литров двести топлива.

Я не исключаю, что подобный ажиотаж может вызвать какую-то недостачу топлива на тех или иных региональных заправках, особенно если их владельцы недостаточно хорошо отладили свою логистику. Все-таки даже если каждый паникер закупит сразу несколько канистр, речь может идти теоретически о миллионах тонн топлива. Но, опять же, топливо можно использовать только по своему прямому назначению, так что рано или поздно все эти запасы «на черный день» будут вылиты в бензобаки, и людям вновь придется ехать на заправки. Хотя государству, как мне кажется, не будет лишним уже сейчас подумать о неких буферных запасах топлива на грядущий весенне-летний пиковый сезон, чтобы абсолютно исключить вероятность с возникновением топливного дефицита.

«СП»: Не могут ли на этом фоне те или иные коммерсанты воспользоваться ситуацией, чтобы под сурдинку в очередной раз попытаться поторговаться с правительством РФ в надежде выбить себе те или иные преференции — скажем, на экспорт, под угрозой повышения цен на топливо в преддверии пикового сезона?

— Как показывает практика, последние несколько лет все подобные попытки заканчивались неудачами. В результате топливо на внутреннем рынке как болталось в промежутке между 50 и 60 рублями, так и болтается. Ситуацию правительство держит под контролем, потому что сейчас наши коммерсанты, а вертикально интегрированные компании (ВИНКи) — особенно, оказались в значительной степени заложниками государственных экспортных спецсхем. Я имею в виду и создание «серого» танкерного флота, что не может себе позволить без оглядки на жесткий «потолок цен» со стороны Запада, в принципе, никто кроме государства, и межгосударственные договоренности по расчетам в национальных валютах.

Короче говоря, именно государство сейчас обеспечивает возврат валютной выручки в страну в тех объемах и формах, которые необходимы в том числе ВИНКам для функционирования. Поэтому я лично никаких таких «ультиматумов» из серии «дайте нам то или это, а не то мы вот так-то сделаем» не ожидаю. Возможно, будет какие-то просьбы и попытки найти компромисс в балансировании спроса и предложения.

Потому что мы все сейчас, включая и те же ВИНКи, и всех прочих крупных игроков в сфере нефтепереработки, находимся, по сути, в одной лодке под названием Россия. И эта лодка преодолевает курс в бурю, так что все попытки ее раскачать или высадиться из нее ни к чему хорошему не приводят вот уже как минимум в течение двух последних лет. Так что всем игрокам придётся играть по государственным правилам, иначе они просто рискуют не выжить.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.