Business is booming.

Потомки Чингис-хана лечат на своей родине раненых российских бойцов

0 3

Потомки Чингис-хана лечат на своей родине раненых российских бойцов

В последнее время в санаториях Монголии стали появляться участники боевых действий на Украине. В основном — жители приграничных со страной регионов — Бурятии, Иркутской и Читинской областей.

В массе своей — это буряты-контрактники из Кяхтинской танковой бригады. Бригада сражается на Украине с первых дней спецоперации.

Несколько сот ее бойцов в сменном режиме постоянно находится на передовой. Кто-то приезжает на родину с ранениями и нуждается в реабилитации. Вот на них обратили внимание бизнесмены и спортсмены из соседней Монголии. И с тех пор периодически российские бойцы, получившие ранения, стали появляться в монгольских лечебных центрах.

Интересна сама идея возникновения реабилитации наших бойцов в Монголии. Родилась она в… подмосковном Чехово, у местных мануальщиков Сергея Дробота и Игоря Королева.

У них обычно лечили свои суставы, позвоночники и мышцы спины каскадеры и всадники, выступающие в подмосковных конных клубах. Массажисты и терапевты сами увлекались конным спортом и показательными выступлениями, и с некоторых пор лечили своих коллег.

К ним в свое время еще в доковидные времена попали конные каскадеры из Монголии. Они выступали на чемпионатах мира по конной стрельбе из лука и по спортивной джигитовке. Оба чемпионата проходили в подмосковных же конных центрах — в том числе и в Чеховском районе.

Привыкшие выступать на своих низких степных лошадях, монголы не смогли быстро адаптироваться к дончакам, орловским рысакам и коням карачаевской породы. Именно их предоставили для участия в соревнованиях. Все эти кони были намного выше монгольских лошадок, и джигитовать на них было намного сложнее.

А кони не смоги привыкнуть к всадникам, которые без подготовки, «по-холодному» стали демонстрировать на лошадях самые сложные и рискованные трюки — пролазы на полном скаку под брюхом и под шеей лошади и всевозможные виды «вертушек».

В итоге коней начинало колбасить, и монголы на полном скаку просто вылетали из седел.

Один из них, Баттулга, вылетев из седла на повороте, пролетел несколько метров по воздуху и ударился всем телом о борт ипподрома.

Стадион ахнул от ужаса. Баттулга вскочил на ноги и помахал зрителям, как ни в чем не бывало. Но, по его словам, в тот моменту него в глазах почернело от боли. И через какое-то время он оказался на кушетке у Дробота и Королева. Колдовали они над ним несколько сеансов. Но поставили на ноги. Баттулга до сих пор работает каскадером в Монголкино и периодически берет у спасителей консультации по скайпу.

А потом к чеховским терапевтам стали поступать бойцы из ополчения, контрактники и «вагнеровцы». У всех клиентов были проблемы со спиной — от постоянных перегрузок, многодневного ношения боекомплекта т.д.

Среди них были буряты-спецназовцы и танкисты. А буряты — это монголоиды. И прекрасно понимают монгольский язык. И во время одного из таких сеансов, когда они колдовали над бурятом-танкистом из кяхтинской бригады, на них по скайпу вышел старый знакомый Баттулга.

Услышав в Подмосковье родную речь, танкист аж подскочил на кушетке. Всю боль как рукой сняло. Бурят и монгол полчаса разговаривали по скайпу. И монгол Баттулга пригласил российского танкиста Цырендожиева в санаторий Оргил.

Санаторий расположен на достаточно высокой для степной Монголии высоте — 1280 метров. В его пятидесятиметровой башне пациенты лечатся уникальными гидро-карбонато-кальциевыми минеральными содами.

Лечился здесь и Цырендоржиев. Так бурятский танкист и монгольский каскадер проторили целебную дорожку из Бурятии в Монголию. И теперь на родине Чингис-хана в санаториях страны периодически появляются клиенты из Улан-Удэ, Иркутска и других приграничных российских регионов.

— Эта инициатива со стороны монголов не могла не возникнуть — убежден другой монгольский каскадер и бизнесмен Ариунболд Дорж. Ариунболд тоже принимал участие в чемпионате мира по джигитовке в Подмосковье, и сборная Монголии под его руководством в свое время заняла командное «серебро».

— И возникла эта инициатива сразу по нескольким причинам. Первое. В Монголии со времен Чингис-хана — культ воина. А российские воины-монголоиды — калмыки и буряты — сейчас принимают самое активное участие в боевых действиях в военной операции на Украине. Это — родственные нам этносы. И им в Монголии хорошо. Они тянутся к нам.

Им нравится проводить какое-то время в наших юртах, посидеть у костра под высоким и звездным монгольским небом, покататься на наших степных лошадях, походить по святым местам, попить кумыс, попробовать монгольские деликатесы из сурка, верблюжатины и баранины.

У них-то верблюдов нет. А монгольская баранина — самая вкусная в мире. Мы обязательно отвозим их в ущелье Тэрэлдж, где специально для них устраивается уникальное конное шоу из жизни Чингис-хана и его вечного соперника Джамухи. А в ханской юрте в окрестностях Улан-Батора в бойцах-монголоидах в них на какое-то вселяется дух Чингис-хана. Российские воины-монголиды — буряты и калмыки — таким образом здесь медитируют.

И лучшего способа реабилитации для них не придумаешь. Хотя мы у себя готовы принимать бойцов из России самых разных национальностей. Русским, например, у нас очень нравится рыбалка.

Мы же, монголы, рыбы не едим. И в наших реках ее — пруд пруди. Русские контрактники из Кяхты к нам и раньше частенько приезжали рыбачить на Селенгу (самая крупная река в Монголии, впадающая в Байкал — авт.).

И сейчас мы ждем новую партию рыбаков из Кяхтинской бригады. Русские у нас приноровились ловить рыбу вообще без наживки — «дергалкой». Рыба в наших реках после зимы — голодная донельзя, и реагирует даже на дёргающийся голый крючок. И бойцы голым крючком ее и тягают. Таких тяпок выуживают… Одни сомы по три-пять килограмм тянут. И тут же жарят рыбу на углях и раскаленных камнях, присыпая травкой для аромата.

А недавно к нам приезжали контрактники-тувинцы. На вид — те же монголы. Они даже двигаются так же, как и мы. Только говорят на другом языке. Но так же, как мы, любят степь, коней, стрельбу из лука. И буряты, и калмыки, и тувинцы считают Монголию родиной своих праотцов, местом силы, напитываются здесь степной энергией.

В трудные для России времена Монголия всегда подставляла ей свое плечо. Это во времена Батыя мы воевали. Но те времена безвозвратно ушли в прошлое. С тех пор историческая палитра мира поменялась много раз, и радикально.

В отношениях между нашими странами колоссальную роль сыграла народная дипломатия. Во время Великой Отечественной войны Монголия по собственной инициативе снабжала армию Советского Союза теплой одеждой. Солдат — теплыми варежками и носками из верблюжьей шерсти.

Офицеров — овчинными полушубками. И кроме того, Монголия поставила Советской армии полмиллиона своих лошадей. Наши лошадки всю войну таскали по передовой ваши «сорокапятки», подвозили боеприпасы и отвозили в тыл раненых. Кстати, памятник монгольской лошади есть и на Поклонной горе в Москве.

А теперь вот ваших бойцов лечим. Так что в непростую для России годину монголы опять в стороне от нее не остались. И никогда не останутся.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.