Business is booming.

Ответ или обеспокоенность: какой будет наша реакция на 11-й пакет санкций

0 2

Ответ или обеспокоенность: какой будет наша реакция на 11-й пакет санкций

Евросоюз готовится ввести 11-й пакет антироссийских санкций. Скорее всего, решение по нему будет принято после саммита «Большой семерки», который пройдет 19−21 мая в Японии. Как сообщила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, основное внимание уделено запрету параллельного импорта потребительских товаров, которые поступают в Россию по серым схемам. Европейцы намерены следить за тем, чтобы третьи страны не занимались такими поставками и при необходимости готовы накладывать санкции на нарушителей.

Кроме того, как узнал EUobserver, 11-й пакет включает выдачу специальных разрешений, чтобы помочь европейским компаниям уйти с российского рынка. Страны ЕС смогут разрешить финансовые переводы россиянам из санкционных списков «после определения того, что такие средства или экономические ресурсы нужны для завершения транзакций, включая продажи, которые строго необходимы для ликвидации, до 31 августа 2023 года».

Тем, кто с российского рынка уходить не хочет, придется дополнительно раскошелиться. Новые правила могут предусматривать налог до 25% с российской прибыли компаний стран ЕС — таких, как Armani, Clarins, Raiffeisen и остальных, которые остались в России. Это произойдет после расторжения соглашений об избежании двойного налогообложения. Наконец, в новый санкционный список войдет еще около 100 человек и компаний. Какие именно, пока неизвестно.

Санкции против энергетики, несмотря на угрозы, в 11-й пакет санкций, скорее всего, не войдут. Politico со ссылкой на дипломатов европейских стран пишет, что страны ЕС не готовы отказаться от российского газа, поэтому идея запретить трубопроводные поставки из РФ не находит полной поддержки.

Хотя санкции Запада стали для нас привычными, а нумерация пакетов перешла в двузначные числа, в свете новых мер возникает традиционный вопрос об ответных шагах. Можно, конечно, выразить обеспокоенность и пообещать ассиметричный ответ, но хочется понять, можем ли мы реально что-то противопоставить.

Сейчас самым вероятным шагом кажется отказ от продления зерновой сделки, в которой заинтересованы и Украина, и Запад, тем более что в отношении российских товаров она все равно толком не работает. Однако, как написал 17 мая Bloomberg, соглашение, скорее всего, будет продлено. Об этом же позднее заявил один из авторов сделки президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Политолог Юрий Светов также полагает, что в сложившейся ситуации Россия не сможет использовать этот козырь, так как захочет поддержать Эрдогана в преддверии второго тура выборов. Что касается ответных мер, эксперт советует работать не столько с Западом, сколько с дружественными странами, готовыми присоединиться к санкциям.

— Ситуация с зерновой сделкой на сегодня связана для нас только с одним фактором — с выборами президента Турции. Если бы Эрдоган победил в первом туре, я с уверенностью сказал бы, что зерновой сделки не будет. Но так как ему предстоит второй тур, мы, скорее всего, пойдем ему навстречу и продлим соглашение, пусть даже всего на месяц, чтобы не нанести удар по его шансам на победу.

Что касается 11-го пакета санкций, деятельность по его принятию состоит из двух треков. Один лагерь — Польша, Прибалтика, Словакия, которым уже нечего терять. Они сами на себе испытали весь ущерб от введения санкций. Поэтому они наиболее оголтелые, предлагают полностью прервать все связи с Россией, запретить торговать и даже грузы перемещать по нашей территории.

Второй лагерь — страны, которые понимают, что дальнейшие санкции будут наносить им ущерб, причем каждой стране свой. Для Венгрии это проблема ядерной энергетики и поставок энергоносителей по трубопроводам. Для Нидерландов и Бельгии — вопросы, связанные с российскими алмазами. Если прекратить поставки, это нанесет огромный ущерб европейскому бизнесу. И так 60% российских алмазов сейчас у Индии, а если введут полный запрет, огранщики Бельгии и Нидерландов могут вообще потерять рынок.
Против попыток наложить санкции на атомную энергетику кроме Венгрии возражают Франция и даже США, которые используют наш уран.

Полного единства по рестрикциям на Западе не найти, потому что самые оголтелые не понесут таких потерь, как страны, которые еще взвешивают свои убытки в случае новых мер.

«СП»: Что в итоге войдет в этот пакет?

— Основное внимание сосредоточено на так называемых вторичных санкциях, чтобы добиться от сторонних государств, которые вообще-то не присоединялись к запретам и ограничениям, их соблюдения. Сейчас идет сильный нажим на постсоветские страны, в том числе Средней, Центральной Азии, и, видимо, какие-то результаты достигаются. Например, премьер-министр Армении Никол Пашинян вдруг заговорил о том, что республика не станет помогать России в ущерб себе.

«СП»: Каким может быть наш ответ на очередной пакет санкций?

— Я считаю, что ответ должен быть не столько им, сколько внутри себя. Мы должны смотреть, взвешивать и быстрее менять свою экономику, чтобы обходиться без их поставок.

А вот на что надо жестко реагировать, если, конечно, есть политическая воля, так это на поведение тех стран, которые считаем дружественными. Мы от них не требуем ничего невозможного, но если они полагают, что могут одновременно пользоваться преференциями в торгово-экономических отношениях с Россией и выполнять указания Европы или Америки, прощать этого нельзя.

Мы такое уже проходили с Украиной. Россия потратила 200 млрд долларов на помощь, и что получила в ответ? Если мы не будем на это реагировать, то должны быть готовы, что путь Украины по отходу от России повторят и другие страны.

«СП»: А что насчет других стран, которые не присоединились к санкциям, например, наших партнеров по БРИКС? Удастся их уговорить соблюдать антироссийские меры?

— Посмотрите, кого пригласили на встречу «Большой семерки» в Японию — Бразилию и Индию. Несомненно, чтобы попытаться надавить на них с тем, чтобы они подключились к санкциям. Джо Байден также хотел провести в Австралии встречу, в которой участвовала бы Индия (правда, в итоге поездку отменили). Наконец, у Байдена запланирован и визит в Индию. Для чего он туда поедет? Чтобы принудить ее присоединиться к этим санкциям.

Бразилия от нас далеко. Она произносит всякие слова, но заметьте, что президент Лула да Силва, которого некоторые у нас пытаются изобразить чуть ли не другом РФ, осуждает специальную военную операцию и требует прекращения боевых действий. У США много рычагов влияния на Бразилию, в том числе экономических.

Что касается Индии, она сейчас вовсю покупает российскую нефть по выгодным ценам, перерабатывает и продает в Европу. По сути дела, российские нефтепродукты все равно продаются в Европе, только под другим «соусом». Западу это не нравится, и они давят на Индию. Теперь ее руководство должно взвесить, что они выберут — экономическую выгоду или солидарность с американцами.

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что у России есть чем ответить Западу, но эти меры будут болезненны и для нас, точнее, для богатейшей прослойки россиян.

— У нас еще остались ответные меры на санкции Запада. В конечном счете, мы можем не продавать им зерно, золото или даже нефть. Но если мы решимся на это, значит, наши доходы уменьшатся. Предприниматели под эти доходы уже взяли кредиты, построили какие-то планы. Если мы будем вести себя с ними так же, как они с нами, им будет плохо. Но готовы ли мы к этому?

«СП»: Но ведь и нам тоже будет не очень хорошо в результате таких действий?

— Самое смешное, что нам, простому населению, будет нормально. Плохо будет нашим богачам. Обычные россияне, скорее всего, не заметят последствий, а вот богатые люди — другое дело, поэтому они всеми возможными средствами будут этот процесс тормозить.

«СП»: Есть ли у нас еще какие-то инструменты для ответа на санкции помимо прекращения продажи сырьевых товаров?

— В технологической сфере ответить нечем. Мы не можем, скажем, завалить западные рынки дешевыми станками, чтобы их производители погибли.

Хотя можем прекратить продажу титана, который они используют в своем производстве. Есть целый ряд товаров, которые не попали под санкции, потому что Запад знает, что ему будет гораздо хуже, если мы перестанем поставлять.

У России слишком маленькая экономика, чтобы как-то влиять своими внутренними действиями. Все, что мы можем, это играть в торговый баланс.

«СП»: А политические рычаги?

— А какие рычаги у нас еще остались? Все… Есть такой инструмент, как активность в странах Третьего мира, но она и так будет. Станет ли это ответом на санкции или на другие действия — особой разницы нет.

Повторю, мы можем очень сильно ударить по Западу экономическими мерами. Но тогда мы должны понять, что многие люди, которые привыкли отдыхать в Куршевеле, денег на это больше не получат. Готовы ли мы наступить на мозоль богатым и влиятельным? Для этого нужна социально-политическая воля.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.