Business is booming.

Охотники за черметом: Новые вандалы или рыцари постиндустриальной экономики?

0 2

Охотники за черметом: Новые вандалы или рыцари постиндустриальной экономики?

С 1 октября в России физлица могут получать оплату за сданный металлолом только по безналичному расчету. Это привнесло в жизнь рыцарей постиндустриальной российской экономики некоторые изменения — обелило их деятельность, перевело сбор металлолома из разряда странных, если не маргинальных занятий в категорию понятной, общественно значимой работы.

Если сборщик в течение года сдал черный или цветной металл на сумму менее 250 тысяч, за это даже не придется платить подоходный налог. Но если больше, пожалуйте 13% в казну. То есть соблюдается принцип, когда малоимущие (со средним «грязным» доходом около 20 тысяч рублей в месяц) НДФЛ не облагаются. Вот бы и к остальным россиянам применить этот критерий…

Новацию ожидали давно, весь 2023 год — и вот свершилось. Как и любое новшество, безналичная схема оплаты была встречена насторожено. Общий объем сдаваемого лома упал на 10−25% в зависимости от региона. Видимо, сборщики хотят понять плюсы, минусы, подводные камни и лишь затем принять предложенные правила. Разумно. Кто-то наверное оформляется самозанятым.

Позиция государства понятна. Обеление промысла выведет множество людей из тени, заставит платить налоги, социальные сборы. И при этом не спугнет тех, для кого сбор лома лишь приработок. 250 тысяч рублей в год это примерно 10 тонн черного металла — грузовик, тонна в месяц. Собирающим по округе куски арматуры боятся нечего — они вообще ничего не потеряют.

Также чиновники думают о полной отмене НДФЛ для профессионалов, сдающих более чем на 250 тысяч рублей в год. Как это давно сделано на рынке для макулатуры. Это простимулирует отрасль вторсырья, все, в том числе и государство, окажутся с прибылью. Сбор металла — важная с социальной точки зрения работа, мужики сами зарабатывают своим семьям на хлеб.

Кстати, сдать можно далеко не всё. Умники, придумавшие похищать канализационные люки или электрокабель, будут разочарованы — запрет. Безналичные схемы расчетов повысят общие требования к соблюдению законодательства и этих ограничений в том числе. А вот старые авто практически безграничный источник металла — с учетом сроков их эксплуатации в год это более 1 млн тонн.

Вклад, который вносят в экономику сборщики лома, можно оценить по некоторым открытым данным. Так, доля лома в России в 2019-м году в производстве черных металлов составляла 42,3%. Почти половину. При этом 50−80% всего лома производители получают именно от физлиц. Странные люди в грязной одежде за рулем покоцанных грузовичков обеспечивают третью часть нужного нашей металлургии сырья.

Экономически гораздо выгоднее переплавлять лом, чем добытую с трудом железную руду. По словам металлургов, 1 тонна лома заменяет более 1,8 тонны железной руды, агломерата и окатышей, 500 кг кокса, 50 кг флюсов и 100 кубометров природного газа. Не зря в 2023 году планируется собрать в стране 1,6 млн тонн, в 2024 — 1,7 млн тонн, а в 2030 году — уже 3,5 млн тонн лома.

Инфраструктура отрасли впечатляет размахом. В РФ функционирует более 10 тысяч пунктов по заготовки металлолома, где заняты 60 тысяч человек, подсчитала ассоциация «РусЛом.ком». Бюджет получает от них до 15 млрд рублей налогов. Сборщиков, приемщиков, логистов — главного звена отрасли, от 500 тысяч до 1 млн, если считать всех, кто промышляет металлом хотя бы иногда.

Если в течение 2022-го и в начале 2023 года расценки на металл падали, то теперь опять пошли вверх. Причины — рост гособоронзаказа в связи с СВО и девальвация рубля. Чермет идет по 25 тысяч рублей за тонну (ожидается до 30-ти), цинк — 100, алюминий — 110, латунь — 390, медь — до 700 тысяч рублей за тонну. Ну да, черный и цветной металл собирают равно, но чермета, конечно, больше.

Откуда его берут? В городах металл извлекается из мусорных контейнеров, ловят в водоемах мощными магнитами, дробят экскаватором брошенный железобетон (его особенно много по стране, но дело это трудоемкое и требует технического оснащения), разрывают в поисках железа старые свалки. Немало металла в сельской местности, включая брошенную в советское время сельхозтехнику.

Отдельная, но тесно связанная с извлечением чермета и цветмета тема — интенсификация процесса, когда где-нибудь в полуподпольных гаражных лабораториях из электронного мусора извлекают драгметаллы: серебро, палладий, золото, платину. Например, из 1 кг электронных плат можно выделить до 2 граммов золота и 10−15 граммов серебра. Выручка — тысяч 10−12 рублей.

Такие расценки позволяют сборщикам лома в Москве за 6−8 часов работы в день зарабатывать по 5−10 тысяч рублей. В месяц это 100−200 тысяч. Даже для столицы неплохо. К тому же сам себе хозяин. Самые сообразительные чутко следят за тенденциями рынка и если есть основания ожидать роста цены, придерживают металл, чтобы сдать его завтра, но дороже.

Откуда известны все эти цифры, детали? Подобной работой занимаются как правило… особенные люди. Им мало «рубить капусту». Многие не прочь поделиться своим удачным опытом с городом и миром. В Сети существует множество видеоблогов, из которых можно узнать как живут, работают и зарабатывают свободные старатели, найти несложно.

Отдача собирателей лома во многом зависит от их технической оснащенности. Все больше охотников используют металлоискатели, особенно в сельской местности, а в городе технику, позволяющую эффективно и без потери сил извлекать чермет из труднодоступных мест. Нужен и автотранспорт и даже спутниковые снимки, помогающие найти не разработанные еще участки территории.

В целом добыча металла из окружающей среды — это промысел самостоятельных, не желающих никому подчиняться мужчин. Хотя нельзя не признать, что речь идет не о созидании, а всего лишь об освоении остатков социалистической экономики. Некоторые называют это экономикой проедания. Как временная мера для поддержания штанов годится, но не понимать ее вторичный характер нельзя.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.