Business is booming.

Ненасытность Киева уже доводит Германию до нищеты

0 2

Ненасытность Киева уже доводит Германию до нищеты

Все больше немцев вынуждены экономить на еде, позволяя себя полноценный обед не чаще, чем один раз в два дня. Об этом со ссылкой на данные статистического агентства Eurostat сообщает Frankfurter Allgemeine.

Издание отмечает, что, согласно опросу, проблема ограничения рациона затронула уже почти 10 млн. человек, что равно 11,4% населения Германии. В 2021 году это все относилось к 10,5% немцев.

То есть, каждый девятый гражданин страны, которую называют «локомотивом европейской экономики», сегодня не может купить мясо. Причем, под мясом в отчёте понимается не только свинина, говядина, птица или рыба, но также «эквивалентная вегетарианская альтернатива».

Особенно сильно страдают одинокие родители. По данным Eurostat, среди этой группы 19,3% респондентов употребляют мясные блюда реже, чем раз в два дня. И тенденция негативная: по сравнению с 2021 годом, количество родителей, воспитывающих детей в одиночку и ограничивающих потребление мяса возросло на 2,6%. Рост почти в три раза больше, чем в среднем по стране.

Frankfurter Allgemeine напоминает, что в прошедшую пятницу Немецкое статистическое ведомство отчиталось о продуктовой инфляции за июль 2023 года. По этим данным цены на продукты выросли за месяц на 11%

«Весной рост был ещё выше: в апреле, например, темпы роста цен на продукты питания составляли 17,2%», — сообщает немецкая газета.

Видимо, дело все ж таки идет к тому, что немцам придется ограничить потребление мяса до 10 граммов в сутки, к чему ранее призывал соотечественников федеральный министр продовольствия и сельского хозяйства Джем Оздемир. Правда не для того, чтобы помочь «зеленым» в борьбе с изменением климата. А исключительно из-за снижающихся возможностей семейного кошелька на фоне роста цен на продовольствие.

В этой связи совершенно эпатажно выглядит предложение профессора берлинского университета имени Гумбольта Грегора Бахманна увеличить цену на бензин до 100 евро за литр. Якобы только тогда сограждане начнут медленно задумываться, что можно обойтись и без машины. И это хорошо скажется на климате.

По мнению профессора, «самые бедные вообще не могут позволить себе машину», те, кто водит машину, уже привилегированные. Сколько при цене за бензин в 100 долларов будет стоить еда, об этом г-н Бахманн, судя по всему, вообще не задумывается.

Вместе с тем Германия остается крупнейшим донором Украины в континентальной Европе. В 2022 она предоставила Киеву помощь на сумму более 12 млрд евро, а в 2023 обещает выделить еще не менее 9 млрд.

Этой суммы вполне хватило бы на то, чтобы каждому гражданину ФРГ (включая стариков и младенцев) выплатить по 250 евро. А если взять только 11% недоедающих — по 2300 евро, пишет в своем Телеграм-канале «Zergulio» блогер Сергей Колясников.

Но в августе 2022 года глава МИД Германии Анналена Бербок четко сказала, что помощь Украине для нее важнее немцев.

Собственно, на немцах правительство Шольца и экономит. В бюджете на 2024 год (его сумма составит 445,7 млрд евро) уже заложено значительное сокращение расходов на медицину, образование и социальные выплаты семьям с детьми.

В частности, по данным ТГ-канала «Папочка канцлера», на детские пособия глава финансового ведомства ФРГ Кристиан Линднер выделяет всего два миллиарда евро вместо запрашиваемых министром по делам семьи двенадцати. А поскольку сумма годового дохода, при которой государство начинает помогать своим гражданам, урезана вдвое, около 60 тысяч немецких семей просто выпадают из списка получателей таких субсидий.

Здравоохранение получит на миллиард меньше средств, на 500 млн. «обеднеет» образование. Зато Министерство обороны обогатится на 1,7 млрд по сравнению с прошлым прожектом и в сумме получит 51,8 млрд евро. И это в плюс к неизрасходованным 100 млрд евро специального военного фонда от прошлого года.

Между тем, прогнозы, опубликованные Международным валютным фондом, не вселяют оптимизма. Согласно им Германии будет единственной крупной экономикой мира, ВВП которой в этом году упадет — предположительно, на 03%. По оценкам экспертов в настоящее время страна находится в «сумеречной зоне», между стагнацией и рецессией.

Значит ли это, что Германия, как еще в декабре 2022 года предупреждал немецкий социолог Ульрих Шнайдер, рискует превратиться в «государство нищих»?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, политолога-германиста Александра Камкина:

— На мой взгляд, ситуация с урезанием социальных расходов в бюджете Германии, что, в принципе, нонсенс для социально ориентированной немецкой экономики, связана с процессом, который уходит своими корнями как минимум в события 20-летней давности. Потому что кризис этот начался отнюдь не вчера и не позавчера. Было несколько знаковых вех в постепенном демонтаже вот этой социально ориентированной рыночной экономики.

Прежде всего, введение евро. В первые годы после введения единой европейской валюты многие жители Германии и Австрии жаловались, что это негативно отразилось на их благосостоянии. Условно говоря, если раньше там что-то стоило сто шиллингов, а стало стоить четыре евро, то психологически люди не сразу адаптировались к этой разнице.

Следующая веха — это кризис 2008 года. Тогда, прежде всего из германской экономики пошли вливания в проблемные экономики Европы. Затем был греческий долговой кризис, когда, опять же Берлин был вынужден платить за все экономические просчеты греческого правительства.

Потом — кризис миграционный. И Германия снова за свой счет исправляла ошибки европейской политики на Ближнем Востоке и странах Магриба.

Ну, и наконец, пандемия — это тоже серьезно подкосило европейскую экономку. А также нынешняя ситуация с Украиной, где, действительно, немцы вынуждены сокращать бюджетные ассигнования на социальную сферу, но при этом Германия как бы дает обещание платить киевскому режиму столько, сколько нужно.

Ни одна экономика мира не является каким-то непотопляемым авианосцем. Проблемы, они имеют свойства накапливаться и носят в случае с Германией кумулятивный характер. Соответственно здесь уже, на мой взгляд, достигнута та критическая точка, когда не получается выезжать на достижениях предыдущих поколений — за счет традиционного трудолюбия и конкурентоспособности немецкой экономики.

С учетом энергетической инфляции, роста цен и себестоимости экономика Германии становится все меньше конкурентоспособной. Ряд фирм и целых отраслей либо вынуждены переносить свои производства и активы в другие страны, либо закрываться. Все это, конечно, в совокупности дает вот этот негативный эффект.

То есть, можно сказать, что эпоха социально ориентированной рыночной экономики, которой гордились немцы, сейчас рискует закончиться. И это, конечно, вносит сумятицу в умы немецкого избирателя, приводит к кризису народных партий. И в целом партийной системы в ее нынешнем виде.

«СП»: Ошибки правительства Шольца сыграли какую-то роль в том, что сейчас Германия находится в «сумеречной зоне»?

— Безусловно. Все эти три десятилетия, как минимум, после объединения страны Германия пользовалась российскими ресурсами. Россия была предсказуемым надежным источником дешевых энергоносителей, потому что, как ни крути, но российский трубопроводный газ был наиболее выгодным для Германии, если сравнивать с другими вариантами доставки газа: либо из Норвегии, либо из США и Катара СПГ и т. д.

Поэтому в целом можно говорить, что Германия выстрелила себе в ногу в экономическом плане, отказавшись от энергетического сотрудничества с Россией. Отказавшись от российского рынка.

Да, Россия для ФРГ никогда не была партнером номер один, мы были, дай Бог, в первой десятке. Но все равно это существенное влияние на рынок, поэтому даже выпадение 10−15% сбыта немецких товаров, это уже серьезный удар. Рост цен на энергоносители — удар для себестоимости и конкурентоспособности.

Плюс здесь накладываются сразу несколько векторов развития. Это и афера с «зеленый переходом», которая тоже стоит германской экономике огромных средств, и издержки, связанные с различными протестными движениями и климатическими активистами.

То есть, предел прочности, он, очевидно, все ближе.

«СП»: А что, собственно, Германия надеется получить взамен от Украины, которую так беззаветно во всем поддерживает в ущерб себе ?

— Я думаю, что безоговорочная поддержка Украины, это следование в фарватере союзнических отношений с США — проявление верности вассалов. Потому что Германия не является полностью суверенной страной в своей внешней политике.

И если «старший брат» из Вашингтона сказал, что надо платить, то Германия, как страна, зависящая, прежде всего, в эмоционально-политической плане от США, она вынуждена будет следовать этому курсу. Несмотря на то, что он, конечно, крайне невыгоден немецкой экономике и самой Германии, как государству. Но здесь принято политическое решение, мало коррелируещее с экономическими реалиями.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.