Business is booming.

Наказание за мысль и выражение лица: Большой Брат с тобой даже ночью

0 0

Наказание за мысль и выражение лица: Большой Брат с тобой даже ночью

В этом году исполнилось 75 лет со времени первой публикации пророческого романа Джорджа Оруэлла «1984». Одно из ключевых понятий романа — мыслепреступление (thoughtcrime). В Океании (страна, в которой происходят все основные события романа) это самый тяжкий вид преступления. В этом тоталитарном государстве каждый гражданин должен быть «правоверным», т.е. мыслить согласно идеологическим установкам партии. За тем, чтобы граждане правильно мыслили, следит специальная служба — полиция мыслей (thought police). У нее есть разветвленная сеть агентов, которые являются глазами и ушами полиции. Доносительство всячески культивируется. В романе мы видим примеры, когда дети «стучат» на родителей. Также жена может «стучать» на мужа и наоборот.

Плюс к этому — технические средства слежения.

Во-первых, микрофоны, о существовании которых человек может не подозревать. Главные герои романа Уинстон Смит и Джулия, даже находясь в лесу, разговаривают шепотом, так как опасаются прослушки.

Во-вторых, телекраны — мониторы, которые работают как на передачу, так и на прием. Т.е. телекраны являются как средствами телерадиовещания, так и средствами слежки. Телекраны являются обязательным предметом в квартирах членов партии, телекранамим оборудованы все рабочие помещения, телекраны развешаны на улицах города. На щитах, развешанных по городу изображен полумифический Большой Брат — глава партии, а под его портретом — надпись: «Большой Брат следит за тобой». Напоминание, чтобы граждане не расслаблялись ни днем, ни ночью.

Полиция выявляет мыслепреступников и отравляет их в застенки Министерства любви. Там их допрашивают и пытают, учат думать правильно. Все это подробно описано на примере главного героя романа Уинстона Смита, которого в подвалах Министерства любви «перевоспитывает» партийный босс по имени О`Брайен. Впрочем, даже после того, как бывший мыслепреступник становится правоверным и его выпускают на свободу, через некоторое время его могут «распылить». Мыслепреступление не прощается никому, даже «исправившимся».

Основанием для подозрений в неправоверности или для ареста человека чаще всего служат его неосторожные слова, иногда неосторожные поступки. Но граждане Океании научились осторожничать и не озвучивать своих мыслей. Поэтому особую роль в борьбе с мыслепреступлениями играет их выявление через интонации голоса, мимику лица и жесты. Отклонения во внешних признаках поведения человека от некоей нормы в романе называется лицепреступлением.

Вот главный герой романа Уинстон Смит в здании Министерства правды, где он работает, наблюдает за молодой женщиной, сотрудницей другого подразделения Министерства (ее имя Джулия), и ему кажется, что она — сотрудник или агент полиции мыслей: «Как и в прошлый раз, он подумал: вряд ли она штатный сотрудник полиции мыслей, но ведь добровольный-то шпион и есть самый опасный. Он не знал, давно ли она на него смотрит — может быть, уже пять минут, — а следил ли он сам за своим лицом все это время, неизвестно».

Наказание за мысль и выражение лица: Большой Брат с тобой даже ночью

И тут Смит поймал себя на мысли, что какое-то время он не контролировал выражение своего лица. А если лицо не отвечало необходимым нормам партии, то это отклонение, или лицепреступление могла заметить эта самая женщина-шпион:

«Если ты в общественном месте или в поле зрения телекрана и позволил себе задуматься — это опасно, это страшно. Тебя может выдать ничтожная мелочь. Нервный тик, тревога на лице, привычка бормотать себе под нос — все, в чем можно усмотреть признак аномалии, попытку что-то скрыть. В любом случае неположенное выражение лица (например, недоверчивое, когда объявляют о победе) — уже наказуемое преступление. На новоязе даже есть слово для него: — лицепреступление».

Смиту, находясь перед телекраном на работе и дома не раз приходилось волноваться по поводу того, насколько его лицо, руки, голос позволяют скрывать те крамольные (с точки зрения партии) мысли, которые порой начинают им овладевать. Так, один раз на своем рабочем месте он взволновался по поводу одной фотографии, которая оказалась у него на столе и которая компрометировала партию и Большого брата:

«Увидев фотографию и поняв, чтo она означает, он прикрыл ее другим листом. К счастью, телекрану она была видна вверх ногами. Он положил блокнот на колено и отодвинулся со стулом подальше от телекрана. Сделать непроницаемое лицо легко, даже дышать можно ровно, если постараться, но вот с сердцебиением не сладишь, а телекран — штука чувствительная, подметит. Он выждал, по своим расчетам, десять минут, все время мучаясь страхом, что его выдаст какая-нибудь случайность — например, внезапный сквозняк смахнет бумагу. Затем, уже не открывая фотографию, он сунул ее вместе с ненужными листками в гнездо памяти. И через минуту она, наверное, превратилась в пепел».

Попав все-таки в застенки Министерства Любви и проходя через многочисленные допросы и пытки («исправительные процедуры»), Уинстон Смит постоянно думает не только о своих словах, но также о своем выражении лица, своих руках и своем голосе. Смит давно не видел своего лица, но чувствовал, что за время пребывания в Министерстве Любви оно сильно изменилось. А если не знаешь своего лица и не тренируешь его перед зеркалом, то контролировать его крайне сложно: «Он провел ладонью по лицу, чтобы яснее представить себе, как оно теперь выглядит. В щеках залегли глубокие борозды, скулы заострились, нос показался приплюснутым. Вдобавок он в последний раз видел себя в зеркале до того, как ему сделали зубы. Трудно сохранить непроницаемость, если не знаешь, как выглядит твое лицо».

И неожиданно он пришел к выводу, что мимика лица — нечто вторичное. Что надо работать над своим сознанием, оно первично. Будут правильные мысли или вообще не будет никаких мыслей (что еще лучше) — тогда и будет лицо, устраивающее партию: «Во всяком случае, одного лишь владения мимикой недостаточно. Впервые он осознал, что, если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя. Ты должен знать, конечно, что он есть, но, покуда он не понадобился, нельзя допускать его до сознания в таком виде, когда его можно назвать. Отныне он должен не только думать правильно; он должен правильно чувствовать, видеть правильные сны».

В романе «1984» нет подробного описания главного технического средства слежения — телекрана. Надо понимать, что на том конце связи находился живой наблюдатель, который и должен был отслеживать поведение «объекта», включая его мимику, жесты и оттенки голоса. Хотя некоторые исследователи творчества Оруэлла полагают, что телекран был полностью безлюдной технологией, функционирующей без живых операторов. Конечно, во второй половине 1940-х годов, когда писался роман, все это было фантастикой. Не было ни телекранов, ни проницательных наблюдателей, которые подобно рентгену могли бы видеть человека насквозь. Ни, тем более, аппаратов, которые могли замещать живых наблюдателей.

В те времена в лучшем случае были первые образцы так называемых «детекторов лжи», называемых еще «полиграфами». Первый практический опыт применения подобных средств в целях выявления лжи принадлежит известному итальянскому криминалисту Чезаре Ломброзо. Уже в 1881 году при проведении допросов подозреваемых в совершении преступлений он использовал гидросфигмограф — устройство, которое фиксировало изменения кровяного давления допрашиваемого. Фиксация таких изменений еще не означала констатацию лжи, но давала основания для проведения дополнительных детальных изучений и допросов.

Дело Ломброзо в ХХ веке продолжили другие. Конструировались аппараты, которые представляли собой комбинации обычного кардиографа (аппарат, записывающий электрические токи сердца), офгигманометра (определяющий давление крови), пневмографа (записывающий амплитуду и частоту дыхания) и гальванометра (измеряющий проводимость кожи).

Позднее появились еще приборы, называвшиеся «анализаторами стресса по голосу». Потом все эти комбинации стали называть «полиграфами», которые и в нашей страны, и за рубежом уже достаточно широко стали использоваться уже после смерти Джорджа Оруэлла (умер в 1950 году). В первую очередь, правоохранительными органами.

Кстати, лишь в некоторых странах результаты исследований с помощью полиграфов принимались в расчет при вынесении судебных решений. Многие относились скептически к полиграфам, считая, что они допускают слишком много ошибок. А тренированный преступник может обмануть и полиграф, и тех специалистов, которые прибегают к их помощи. Для справки сообщу, что в США, Израиле, Польше и некоторых других странах данные полиграфов все-таки используются при вынесении приговора, что, естественно, вызывает резкий протест правозащитников.

По сути, классические полиграфы предполагают проведения процедур допросов человека, обвешанного разными датчиками. Одним словом, такие технические средства не имеют ничего общего с той системой тайного наблюдения и выявления мысле- и лицепреступлений, которая описана в романе «1984».

Но, кажется, в XXI веке описанные в романе системы выявления мыслепреступлений начинают становиться реальностью. Появляются так называемые «дистанционные» полиграфы, которые не требуют никаких датчиков на теле «объекта» и которые могут оценивать эмоционально-психическое состояние «объекта» даже без уведомления человека.

Так, в 2002 году СМИ сообщили о появлении прибора, который под прицел берет глаза человека. Принцип действия прибора таков: когда человек испытывает психический дискомфорт — лжет, либо лукавит — у него повышается внутриглазное давление, наблюдается прилив крови к глазным яблокам, из-за чего температура на лице в районе глаз повышается. Устройство предназначено для использования в аэропортах и на контрольно-пропускных пунктах. Оно представляет собой термокамеру, фиксирующую в инфракрасном изображении изменение температуры. Самая маленькая камера может иметь размеры почтовой марки. Изображение поступает на компьютер. Прибор безошибочно срабатывает в 80% случаев.

А вот еще одна любопытная информация из США. В NASA разрабатывается новая технология, которая может прослушивать человека, которые говорит про себя, т.е. без произнесения слов. Оказывается, когда человек говорит сам с собой, воздух не подается и рот человека закрыт. мозг посылает сигналы управления языком, тот непроизвольно шевелится. Специальные датчики фиксируют колебания языка, сигналы передаются и преобразуются в читаемую или прослушиваемую информацию. Примечательно, что, когда человек думает, он вольно или невольно продуманное мысленно произносит. А раз произносит, то это можно услышать или прочитать. О чем человек может даже не подозревать. Говорят, что сотовые телефоны и подобные средства связи нас прослушивают и докладывают Большому Брату. Скоро, как говорят специалисты, они будут способны считывать наши мысли и докладывать все тому же Большому Брату.

К сожалению, ограниченный формат статьи не позволяет дать даже краткий обзор тех технических средств слежения за мыслями человека, которые сегодня появляются как грибы после дождя (отмечу лишь, что исследования, касающиеся слежения за мыслями человека, часто прикрываются тематикой «искусственного интеллекта»). Конечно, эти технические средства пока далеки от совершенства, но на их разработку выделяются немалые деньги и прогресс имеется.

Я говорил и писал, что многие пророчества из романа «1984» уже сбылись или сбываются. В частности, сбылись в полной мере предсказания Оруэлла насчет того, что Большой Брат будет слышать и видеть каждого. Скоро Большой Брат начнет читать мысли людей и массово выявлять мыслепреступников.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.