Business is booming.

Н. Кричевский: Зачем ждать, когда Европа начнет воровать наши активы? Их деньги у нас же лежат

0 1

Н. Кричевский: Зачем ждать, когда Европа начнет воровать наши активы? Их деньги у нас же лежат

На наступающей неделе Еврокомиссия должна завершить подготовку предложений по механизму использования замороженных российских активов для финансовой поддержки Украины. Руководительница исполнительной власти ЕС Урсула фон дер Ляйен ожидает, что с докладом на эту тему выступит глава евродипломатии Жозеп Боррель.

Предваряя эти действия, спикер Госдумы Вячеслав Володин в своем Telegram-канале заявил, что воровство Западом замороженных российских активов потребует от Москвы симметричного ответа, и в таком случае будет конфисковано гораздо больше средств недружественных стран.

Цена вопроса

Как рассказал «Свободной Прессе» независимый экономический обозреватель Константин Смирнов, первоначально глава Минфина Антон Силуанов сообщал, что Запад заморозил российских активов на сумму $300 млрд.

Но вскоре США, чтобы не подрывать доверие к доллару, по-тихому вернули России лежащие на их счетах деньги. Замороженными остаются лишь активы в Европе и символическая сумма в Австралии.

— Российские власти не озвучивали сумму, которая осталась замороженной в Европе, но власти ЕС утверждают, что это — около 200 млрд евро, — говорит Константин Смирнов. — Россия, в свою очередь, сделала ряд ответных шагов по отношению к европейским средствам в нашей стране.

Например, активы финской энергетической компании Fortum и немецкой Uniper — самых крупных европейских инвесторов в производство электричества в России — переданы во временное управление Росимуществу, которое, в свою очередь, отдало их в оперативное управление российским энергетическим холдингам. То есть, мы эти деньги не отняли, но доходы от них получаем, а Запад остался без дивидендов.

Что касается европейских автопроизводителей, то их имущество мы выкупили за символические деньги с договоренностью о том, что в течение 6 лет они могут купить заводы и цеха обратно за те же деньги.

Это сделано, чтобы не портить отношений с партнерами, которые уходили не по своей воле. Но если наши активы будут конфискованы, то западные фирмы выкупить это имущество уже не смогут.

— Многие европейские активы были переведены на рублевые счета типа «К». Они лежат в ЦБ, и из России выведены быть не могут, — продолжает Константин Смирнов. — При благоприятном сценарии европейцы на взаимной основе получат эти деньги обратно. Мы исходим из того, чтобы не обижать европейские компании, которые нормально к нам относятся.

Пускай рискнут

Экономист Николай Кульбака полагает, что за одну только недвижимость, которая принадлежит бывшим европейским партнерам, но находится в России, можно выручить больше, чем 200 млрд евро, если ее конфисковать.

— Но до этого не дойдет, — уверенно сказал авторитетный эксперт «Свободной Прессе». — Нам не придется делать такие ответные шаги, потому что у нас ничего не конфискуют. ЕС не является юридическим лицом, и забрать ничего не может. Замороженные активы находятся в конкретных странах, и ни одно государство не может их забрать, потому что это противоречило бы его собственным национальным законам. Для конфискации российских активов, как минимум, придется поменять базовое законодательство тех стран, где это захотят сделать.

Изменение конституционных законов — вопрос не быстрый, а его ни в одном из государств ЕС никто даже не начинал обсуждать. Никто не хочет ломать свою правовую систему. Думаю, в Еврокомиссии это понимают, поэтому риторика носит популистских характер, а не прикладной.

С таким взглядом согласен и доктор экономических наук Никита Кричевский.

— Конфисковывать российские активы никто не собирается, это — не более, чем фигура речи. Надо выступить европейским чиновникам — они и выступают. Конфискация подорвала бы все устои, которые формировались в Европе по отношению к собственности на протяжении пятисот лет.

«СП»: На Западе — прецедентное право. Это как-то на всю эту историю может повлиять?

— Если ты один раз у кого-то заберешь собственность просто так — все у всех начнут забирать, и это будет катастрофа, пойдет прахом все, что было наработано веками. Первый банк в Европе появился еще в 1472 году. Раскол в церкви произошел, протестантизм возник из-за отношения к собственности.

Для католиков право собственности было не очень важным, а для тех, кто потом стали протестантами, это право лежало в основе человеческих взаимоотношений. Если переступить этот предел сейчас, то рухнет вся европейская экономика и Евросоюз как таковой.

«СП»: Россия могла бы, и не дожидаясь никаких конфискаций, в одностороннем порядке поставить ряд вопросов?

— На память сразу приходят 20% British Petroleum в «Роснефти».

В «Сбербанке» есть десятки процентов иностранного акционерного капитала, он есть и во всех без исключения металлургических комбинатах.

Если пройтись неводом по экономике страны, то окажется, что денег, которые выводятся акционерам, находящимся в офшорах, больше, чем заморожено наших активов в ЕС. И не нужно даже ничего конфисковывать, если объявить вывод капитала вне закона, как это сделано во многих странах. Какие-то дивиденды зарубежные акционеры не могут получить уже сейчас, но эти деньги лежат у нас мертвым грузом и ждут, когда их получат. А почему бы их не направить на инвестиции в развитие промышленности?

Никита Кричевский полагает, что не нужно ждать повода от Европы, чтобы это сделать.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.