Business is booming.

Макароны нам не по карману. От рекордного урожая остались только рожки — втридорога

0 0

Макароны нам не по карману. От рекордного урожая остались только рожки — втридорога

Принимать меры, когда уже поздно — «фирменный стиль» российских чиновников. Бесконтрольный вывоз продовольствия, об опасностях которого неоднократно предупреждали эксперты, по ряду позиций уже создал крупные проблемы. В частности, весь урожай твёрдых сортов пшеницы из России вывезен, равно и запасы с прошлого года. Причём в откровенно недружественные страны. В связи с этим возникает резонный вопрос: кто ответит?

Власти ввели запрет на экспорт твердой пшеницы на период до 31 мая 2024 года. Как всегда, документ половинчатый, в нём оставили лазейки. Так, в страны ЕАЭС твердую пшеницу вывозить разрешается, в Абхазию и Южную Осетию тоже, а также «для оказания международной гуманитарной помощи и в рамках международных межправительственных соглашений».

Видимо, сделано это, чтобы полностью подчистить остатки — то, что ещё не вывезли. Экспорт твёрдых сортов пшеницы по сравнению в 2022 годом вырос аж в 13 раз, так как на Западе с ними плохо — неурожай. Вот Россия и помогает «общечеловекам». Очень много купили итальянцы, да и турки тоже, хотя они — известные посредники, перепродадут подальше и подороже.

«В этом году не очень хороший урожай как по количеству, так по качеству — мировые цены на твердую пшеницу взметнулись вверх. В России был собран очень большой урожай твердой пшеницы. И имелись очень большие переходящие запасы. И вот где-то начиная с июня-июля этого года мы увидели очень серьезные объемы экспорта, которые уходили из РФ на западные рынки. Потому что цены там были гораздо привлекательнее, чем в России.

В результате пошла паническая волна на российском рынке — цены на эту категорию товара поднялись в два раза. Твердая пшеница является основой для производства макаронных изделий. Установлен запрет на экспорт, но значительная часть товара уже вывезена за пределы РФ. Ситуация достаточно сложная — цена на твердую пшеницу в нашей стране держится на довольно высоких уровнях", — объясняет генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

То есть толку от запрета ноль — вывозить уже нечего. Минсельхоз спохватился тогда, когда принимать меры стало поздно. Ситуацию с экспортными поставками, похоже, никто не отслеживал, не анализировал, не сопоставлял урожай (плюс переходящие запасы) с потреблением и вывозом.

Если по-простому — не занимался своей непосредственной работой. Министерство, собственно, для того и существует, дабы регулировать сельскохозяйственный рынок, оперативно реагировать на различные угрозы и отстаивать интересы Российской Федерации.

Между тем, в ряде регионов цены на макароны уже попёрли вверх, опережая рост стоимости остальных полупродуктов. Так, в Тверской области ценники на них всего за неделю увеличились на 7,04%, что соответствует темпам в 366% годовых.

Аналогичная ситуация в Челябинской области, хотя как раз там с макаронными изделиями, казалось бы, проблем быть не должно. И твёрдые сорта пшеницы в регионе выращиваются, и компания «Макфа» дислоцирована именно там. Но сырья нет, поэтому цены в магазинах растут как на дрожжах.

Народ уже возмущается: куда делся рекордный урожай? И ропот становится всё слышнее. Вместе с макаронами дорожают хлебобулочные изделия, хотя они, казалось бы, должны наоборот дешеветь.

«России нужно примерно 1,5 млн тонн твердой пшеницы для внутреннего потребления. Зерна не хватает, мы импортируем макаронные изделия или изготавливаем их из мягкой пшеницы, что во многих странах запрещено. Продавать дефицитное сырье за границу нецелесообразно, если не удовлетворен внутренний спрос.

Наша страна занимает третье место в мире по объему производства и первое — в экспорте мягкой пшеницы. Что касается твердых сортов, то здесь роль России в мире весьма скромная — менее 2% мирового производства, примерно 700 тысяч тонн", — говорит главный научный сотрудник центра агропродовольственной политики РАНХиГС Василий Узун.

Официально вывезено 657 тыс. тонн твёрдых сортов пшеницы, то есть почти весь её урожай этого года! Добавим сюда контрабандный экспорт, который превышает легальный. То есть данного продукта в РФ не осталось вовсе — вывезли весь урожай-2023 плюс запасы прошлого года.

Логика сельскохозяйственных чиновников явно не в получении неких сверхприбылей для российского госбюджета. Поступления от экспорта данного зерна — это всего лишь какие-то там пару-тройку сотен миллионов долларов. И вовсе не факт, что экспортная выручка вернётся в РФ… Но, в любом случае, это сущие копейки по сравнению с поступлениями от экспорта нефти и газа. При этом стране — точнее, её гражданам — наносится колоссальный ущерб. Ведь макароны — «народный» продукт, который был до недавнего времени доступен каждому, в том числе самым малоимущим.

Почему пенсионеры и прочие малообеспеченные граждане (да и остальные тоже) должны переплачивать за пачку рожков или спагетти, тогда как виновники дефицита известны? Быть может, стоит отправить министерских из Орликова переулка искупать вину ударным трудом? Профессии золотоискателя и лесоруба очень романтичны, а Колымский край и другие отдалённые северные регионы славятся своими красотами. Турпутёвки за счёт госбюджета, полный пансион и одежда входят в стоимость. «100 километров — не дорога, 100 рублей — не деньги, 10 лет — не срок».

Между прочим, пертурбации на рынке продовольствия наносят репутации властей колоссальный ущерб. Чем там думают политтехнологи не очень понятно, но рост цен на фоне рекордного урожая уже спровоцировал разговоры в духе конца 30-х годов ХХ века. Когда вредительство существовало не только на страницах газет.

Вредительского экспорта не было — вся внешняя торговля находилась в руках государства. Но имелись иные методы нанести стране ущерб. Зерно травили, заражали, в общем, делали непригодным для использования. Всё задокументировано, многие бумаги той поры доступны в интернете, можно почитать и ужаснуться.

Сегодня, увы, тоже есть чему ужасаться. Недавно из того же Минсельхоза утекла информация, что запасы всего зерна хотят снизить до 10 млн тонн. То есть до уровня чуть больше месячного потребления. Что любопытно, никто ничего опровергать не стал, чиновники просто промолчали. Хочется надеяться, что обнародование данной информации их остановит.

Не учтён министерскими чиновниками и ещё один фактор — перспективы урожая-2024. Они не радуют.

«Много было разговоров, что цены на горючее на бирже снизились. На физическом уровне цены не снизились вообще — как были 80 рублей с копейками килограмм солярки, так и есть на сегодняшний момент. То, что на бирже кто-то сторговал по 60 рублей — для крестьян это недоступно. Для крестьян цена так и застряла на 80 рублях. Это приводит к тому, что мы закладываем под будущий урожай другую себестоимость и, по нашим оценкам, она будет минимум на 30% выше.

Это означает, что минимальная себестоимость производства пшеницы по многим регионам в 2024 году составит 13 тысяч рублей за тонну против 10 тысяч рублей за тонну в 2023-м. Продолжается тенденция: на фоне очень позитивных результатов у аграриев очень плохая экономическая ситуация. В кармане крестьян — не сахар", — отметил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

Несмотря на изобилие дизтоплива, которого в РФ производится в два раза больше, чем потребляется, цены на него не падают. Минсельхоз на данную тему молчит, как рыба. Себестоимость тонны зерна, видимо, ничуть не заботит чиновников, равно и закупочные цены на него. Спекулянты в этом году роняли их до 7000 рублей за тонну и ниже. Отрасль явно не контролируется, пресловутая «продовольственная безопасность России» — не более чем пустой набор слов. Особенно, если учесть ситуацию с твёрдыми сортами пшеницы, да и с ростом цен на все продукты питания тоже.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.