Business is booming.

Когда и кто поменяет лифт в вашем подъезде

0 1

Когда и кто поменяет лифт в вашем подъезде

Вслед за авариями коммунальных сетей россиян настигла ещё одна проблема — необходимость экстренной замены лифтов, отслуживших более 25 лет. Таковы разумные требования техрегламента Таможенного союза (ТС). Застрять между этажей из-за изношенности подъёмного оборудования ещё полбеды, а вот довести дело до травмы или, не дай бог, гибели жильцов… Откладывать дальше уже нельзя.

Но в ряде случаев, видимо, придётся. За предстоящий год — до февраля 2025-го, необходимо заменить 78,4 тысячи лифтов из общего количества в 545 тысяч, сообщил замминистра строительства и ЖКХ Алексей Ересько на заседании общественного совета при при Минстрое. Таким образом речь идёт об установке 14,4% новых подъёмников (а не о 78,4%, как ошибочно написали некоторые СМИ, сея апокалиптические настроения).

Большая часть проблемных лифтов установлены в жилых домах. «Из них 40 процентов находятся в управлении региональных операторов капремонта и 38,4 процента — на специальных счетах», — пояснил замминистра.

Ещё есть лифты в местах общественного пользования: больницах, поликлиниках, других соцучреждениях, но там проблемы решаются за счёт иных источников.

В 2020 году заменили — 16,1, в 2021-м — 15, в 2022-м — 14, в 2023-м — 16,3 тысячи лифтов. В 2024-м цифра ожидается на том же уровне. Таким образом в среднем по России ежегодно заменяют 15−16 тысяч подъемников, в то время как за рамки предельного срока эксплуатации выходят «всего» 10 тысяч лифтов. Опережающая динамика обновления налицо (не в пример сетям ЖКХ, где ситуация обратная: 3% – износ, 2% – замена).

Несмотря на положительную динамику, её темпы недостаточны, чтобы «освежать» всё лифтовое хозяйство, нуждающееся в обновлении. Поэтому в Минстрое предложили радикально сдвинуть сроки вправо. Но поскольку техрегламент — документ серьёзный и придуман ровно для того, чтобы ему строго следовать во избежание техногенных катастроф, то чиновники придумали изменить сами допустимые нормы.

По словам Ересько, идеально сдвинуть предельный срок с 2025 года на 2030. Или хотя бы на 2027-й, оговорился он. Для этого Минстрой подготовил поправки в техрегламент Таможенного союза.

Очевидно, если поправки примут, максимальным сроком эксплуатации лифтов будут считать не 25, а 30 лет. Изменения наверняка поддержат и другие страны-члены ТС. Вряд ли у них со старыми лифтами дела обстоят лучше, чем в России.

Аховому положению с «внезапно» настигшей страну проблемой массовой замены лифтов есть несколько причин. Первая из них, конечно, наш русский авось, стремление всегда отложить всё на потом.

Ситуация как две капли воды напоминает историю с многочисленными прорывами труб отопления, в связи со столь же «внезапно» наступившими морозами. Годами откладывали решение и первой, и второй проблемы, и вот результат.

Но есть и объективные причины, скорее, похожие на форс-мажор. Начиная с 2021 года стоимость замены лифта (демонтаж, оборудование, монтаж) выросла примерно с 1,9−2,2 до 3,2−5 млн рублей.

Причины на поверхности: рост цен на металл и комплектующие. До пандемии и СВО лифтовым заводам многое было выгоднее покупать за рубежом. Сейчас приходится ввозить через третьи страны, что усложняет и удорожает поставки.

Для производства и ремонта лифтов в России не хватает отечественных лебёдок, частотных преобразователей, которые ими управляют, электронных компонентов, жаловался в прошлом году вице-президент Национального лифтового союза Алексей Захаров.

Снижение конкуренции не пошло на пользу конечным потребителям. Так, значительная доля рынка — 16%, принадлежала американской компании Otis. По данным СМИ, её бизнес выкупили структуры предпринимателя, связанного со «Столото». Лотерея?.. Помимо Otis с российского рынка ушли еще три зарубежных гранда-производителя лифтов: финская Kone, швейцарская Schindler и немецкая ThyssenKrupp.

Впрочем, нашим заводам их бегство выгодно — освободились ниши. На рынке остались российские Щербинский лифтостроительный завод, «Сиблифт», Карачаровский механический завод, «Евролифтмаш», МЭЛ, Серпуховский лифтовый завод и белорусский «Могилевлифтмаш». Кстати, на место Otis пришёл новый сильный игрок — METEOR Lift. Ну, а недостаток компетенций — дело наживное. Догонят…

Время — ключевой фактор и для замены лифтов с точки зрения накопления средств. При нынешних темпах сбора аккумулировать необходимую сумму вовремя нереально.

Сейчас средний взнос на капремонт в регионах — 8−9 рублей за 1 кв. метр, а в Москве — 24 рубля. Многие жильцы не готовы платить и такие суммы, считая, что до ремонта не доживут. Значит, надо резко повысить размер отчислений. Но кому нужен социальный взрыв?

И даже если людей заставить платить, сам факт роста взносов на капремонт автоматически к замене лифтов не приведёт.

Поскольку в рамках капремонта ведутся и другие работы, приоритеты среди которых никак не обозначены, и увеличенные фонды могут быть просто размыты между другими статьями расходов. Плюс придётся увеличивать субсидии на ЖКХ от региональных властей. Куда ни кинь, всюду клин.

От подобной патовой ситуации недалеко до удивительной практики, сложившейся уже довольно давно в Грузии. С уходом слишком человеколюбивой советской власти, местные дельцы мигом приспособили доставшееся им в наследство лифтовое хозяйство для выжимания из сограждан их кровно заработанных лари. На лифты повесили замки. Хочешь подняться с комфортом — плати. В России тоже введут такую же дичь?

Очевидно требуются некие разумные шаги, меняющую сам принцип решения проблемы. Известно предложение представителей левой общественности о разделении программы капремонта на две части: первая, связанная с безопасностью жильцов (фундаменты, межэтажные перекрытий и лифты), финансируется государством, вторая — крыши, стояки, покраска стен — гражданами. Есть над чем поразмыслить.

С госфинансированием как раз заминка. В 2021—2023 годах в рамках федеральной программы за 1,1 млрд рублей по всей России заменили 2,5 тысяч лифтов. «По понятным причинам» эту программу не стали продлевать, отметили в Минстрое. Видимо, имея ввиду сакраментальное — денег нет. Кредит же предполагает погашение взносами жильцов на капремонт ещё и процентов банку, что явно ненормально. Есть ли выход?

С учётом того, что производителям лифтов и подрядчикам чаще всего приходится предоставлять заказчику отсрочку, решить финансовые и операционные задачи поможет факторинг. В этом случае во взаиморасчетах по контракту помимо заказчика и исполнителя появляется третья сторона. Факторинговая компания досрочно оплачивает исполнителю контракт, а взамен получает право требовать денежные обязательства заказчика.

«Факторинг прекрасная возможность получить деньги за товар прямо сейчас, особенно когда этих денег не хватает, — заметила в беседе с „СП“ финансист Жанна Уляшева. — Конечно, тогда продажа товара получается с некоторым дисконтом, но такое финансовое решение должно быть обосновано расчетами. Иногда выгоднее скидку дать сразу покупателю и тем самым стимулировать его к быстрому погашению долга».

Такую схему уже начали применять в некоторых регионах. По данным Минстроя, заменить некоторые лифты с расчётом за них в течение 3−5 лет смогли во Владимирской, Липецкой, Ульяновской, Свердловской областях, в Алтайском крае, в Удмуртии и ХМАО. Почему не масштабируют? Пытаются. Применение регионами нетипичных для них финансовых инструментов требует разъяснений центра. Речь идёт о качестве управления.

Да, было плохо, но становится лучше. Альтернатива — подниматься на верхние этажи пешком. Или платить за каждую поездку на лифте, как в Грузии.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.