Business is booming.

Киев сложит оружие без уличных боев

0 1

Киев сложит оружие без уличных боев

13 июня Владимир Путин провел встречу с военкорами, и ответил на вопросы о специальной военной операции, которые сегодня больше всего волнуют большинство соотечественников. Выводы общества и экспертов оказались довольно-таки противоречивыми.

Первым глава государства ответил на вопрос Евгения Поддубного: изменились ли с течением времени цели СВО. «Они меняются в соответствии с текущей ситуацией, но в целом, конечно, ничего мы менять не будем, и они для нас носят фундаментальный характер».

Президент отметил, что вводить военное положение нет необходимости. «Я не думаю, что нам нужно сейчас это делать. Нам нужно просто улучшать, расширять работу правоохранительных и специальных служб», сказал Верховный Главнокомандующий, добавив, что в ряды ВС РФ за последнее время привлекли более 150 тыс. контрактников, а вместе с добровольцами эта цифра составляет 156 тыс. человек, что закрывает потребности СВО. «За прошедшую неделю 9,5 тыс. человек подписали контракт. Никакой необходимости в мобилизации, конечно, нет», подчеркнул Путин.

Но возможность дополнительной мобилизации, отметил президент, зависит также от целей в зоне СВО. «Нужно ли нам идти на Киев? Если да, то нужна новая мобилизация, если нет, то не нужна. Сегодня нет необходимости в дополнительной мобилизации».

Отвечая на вопрос, до какого момента будет идти СВО, Путин пояснил, что это будет зависеть от ситуации, которая сложится к окончанию контрнаступления Украины: «У нас есть планы разного характера».

Из-за обстрелов российской территории на Украине может быть создана «санитарная зона». Если Киев продолжит пытаться наносить удары по нашим приграничным территориям — необходимо будет сделать так, чтобы «достать» Россию стало невозможно.

Президент дал оценку ситуации в целом. «В чем смысл наших действий. Ведь мы же настроены были и до сих пор настроены на самые добрые отношения со всеми нашими соседями после развала Советского Союза», сказал Путин. «Если хотите жить в самостоятельном государстве, ради Бога, но не создавайте нам угроз», так он прокомментировал происходящее в последние годы на Украине. СВО — лишь ответ на пересечение «красных линий» в отношении безопасности и национальных интересов России. Украина не должна существовать за счет РФ и на наших исторических территориях, если не выстраиваются нормальные отношения, отметил президент.

С НАТО ссориться никто не хотел, Россия даже пыталась стать частью этой организации, однако нас обманули, напомнил президент, как и с «зерновой сделкой», поэтому мы вынуждены думать над выходом из нее.

В российском медиа-пространстве разговор с военкорами вызвал различные отклики. Разделились и мнения экспертов.

— Думаю, тут, под деликатно упомянутой «корректировкой целей СВО», скрывают маневры, — считает доктор философских наук, зав. кафедрой социологии и управления БГТУ им. В.Г. Шухова Михаил Игнатов. — Если изначально СВО выглядела как быстрая операция — предполагалось, к примеру, взятие Харькова по Крымскому сценарию, то потом случились те самые корректировки. Глупо отрицать то, что боевые действия не всегда идут по намеченному плану. Владимир Владимирович не Зеленский и публично отрицать изменения в ходе СВО не станет. Вот и говорит про корректировки. А денацификация и демилитаризация как базовые цели остаются неизменными. Даже так: они стали еще более актуальными.

«СП»: Президент снова подчеркнул, что с НАТО ссориться никто не хотел. Россия даже пыталась стать частью этой организации. Мы всерьез верили, что нас примут за своих?

— Действительно, Путин уже не раз об этом говорит. Да, он когда-то предлагал сделать Россию членом НАТО. Это было бы логичным шагом в так называемом примирении после развала СССР. Но, как видим, история расставила все по местам. И ему, как президенту, необходимо напоминать про это, т.к., если этого не делать, все забудут, кто занимался эскалацией, а именно — страны Запада, отвергнувшие нашу руку дружбы и устроившие кровавые конфликты в Югославии, Грузии, Чечне, Сирии, а теперь и на Украине. Насколько серьезно верили наши политики в возможность включения России в блок НАТО? Думаю, подобные иллюзии были серьезно подпитаны общим политическим дискурсом 90-х.

«СП»: Было трудно договориться о том, чтобы как-то «склеить» юго-восток Украины со всей страной, но мы искренне стремились к этому. Теперь мы знаем, что так называемые партнеры нас просто надули. И это звучало 150 раз. Зачем постоянно об этом говорить? И с зерновой сделкой — опять обманули. Выводы-то будут?

— Если не напоминать про истоки конфликта, то в нашем общественном сознании очень быстро появится иная версия развития событий, что способно привести к внутреннему расколу страны. Поэтому одна из главных задач политиков — проговаривать раз за разом нашу позицию.

Думаю, что выводы делаются — пусть не сразу и с внутренним сопротивлением. Не стоит забывать, что часть наших элит явно симпатизирует Западу, хотя сейчас пытается это чувство прятать. А часть наших элит имеет там явные бизнес-интересы. Политика — поле взаимодействия множества субъектов, которые не могут не тормозить реализацию правильных выводов ради своей выгоды. К сожалению, это естественное положение дел, от которого никто не застрахован.

«СП»: Путина спросили про частные военные компании и как их вернуть в правовое поле. Президент ответил, что попросил всё привести в соответствие со здравым смыслом, сложившейся практикой и законом…

— И правильно сделал. Феномен ЧВК чем-то напоминает казачество — изначально стихийные, полубандитские образования, которые неизбежно должны стать либо на службу государству, либо исчезнуть. Причем история показывает, что такие феномены скорее нужны государству и, чем быстрее появятся правовые «правила игры» для них, тем лучше.

«СП»: Путин говорит, что Украина не должна существовать за счет РФ и на наших исторических территориях, если не выстраиваются нормальные отношения. Это намек, что такой страны не будет? Или еще возможна «нормальная», «нейтральная» Украина?

— На мой взгляд, президент просто очень интеллигентно обозначил, что, как раньше, уже не будет. Либо вы с нами, либо вас нет.

«СП»: По словам Верховного Главнокомандующего, идти на Киев нет необходимости. То есть оставляем враждебную нам, вооруженную Украину? А санитарную зону тогда на какое расстояние распространить?

— Зачем утраивать второй Грозный из Киева? Тем более, если ВСУ закончатся в районе Гуляй-Поля. Думаю, тут просто идет речь о том, что Киев будет вынужден сдаться без городских боев. Санитарная зона — в моем опять же представлении — это более 300 км от границ РФ. Каким именно оружием такую зону можно создать, думаю, все прекрасно понимают. Президент, конечно, был очень деликатен. И лично я, будь на месте тех, кому, прежде всего, адресован разговор, крепко бы подумал. Никогда начальник не бывает таким вежливым, как перед увольнением сотрудника. Надеюсь, метафора понятна.

— Власти давно определились, только истинные свои цели по Украине называть не собираются, — убежден директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин. — Цели прикрыты двумя дежурными понятиями для публики: «денацификация» и «демилитаризация». И этот камуфляж власть снимать не собирается. Но возможность «корректировки» допускает.

«СП»: Путин считает, что вводить в России военное положение нет необходимости. «Нам нужно просто улучшать, расширять работу правоохранительных и специальных служб». Что это даст?

— Вот вам еще один ответ на вопрос о целях. Путина на данном этапе устраивает статус-кво, и до марта 2024 года, когда сможет переизбраться, он не собирается делать никаких резких шагов.

«СП»: Президент отметил, что в ряды ВС РФ за последнее время привлекли более 150 тысяч контрактников, вместе с добровольцами — 156 тысяч, что закрывает потребности спецоперации. Но если верить заявлениям Киева, еще в прошлом году у него было 700 тысяч штыков — в два с лишним раза больше, чем у нас…

— Путин предпочитает скрытую мобилизацию, что и делает. А в связи с тем, что численность наших войск особо не растет, Минобороны сидит в обороне и не собирается наступать. Такая тактика удержания согласована с Путиным.

«СП»: Как понимать слова о санитарной зоне? От Харькова до Белгорода порядка 70 км по прямой, дальность ракет Storm Shadow 260−500 км. Так что даже освобождением Харькова тут не ограничиться.

— Рассуждения о санитарной зоне — блажь военных. Противостояние ВСУ и ополченцев ДНР-ЛНР с 2014-го по 2022-й показало, что никакой санитарной зоны на Украине быть не может. Только жесткая граница с минными полями, колючей проволокой и многочисленными блокпостами.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.