Business is booming.

Как не быть обманутым, если решили прикупить Айвазовского или Вермеера

0 2

Как не быть обманутым, если решили прикупить Айвазовского или Вермеера

Не верьте глазам своим — вовсе не факт, что старинное полотно, которое вы рассматриваете в музее, написал именно тот самый знаменитый автор, указанный на табличке. А уж если картину с гордостью демонстрирует некий частный владелец, вероятность подделки приближается к 100%. Индустрия по производству «настоящих шедевров» работает уже не первое столетие, и даже специалисты не в состоянии отличить «новодел» от подлинника. Или просто не хотят, это тоже бизнес.

Купить картину Рафаэля или Леонардо да Винчи? Ничего сложного, были бы деньги! Периодически откуда-то из пространства-времени возникают новые неизвестные работы этих и других знаменитых авторов, их потом продают на аукционах за несчётные миллионы долларов.

Например, в 1998 году таким образом из неоткуда появился «Портрет юной невесты» работы самого Леонардо, девушку каким-то загадочным образом идентифицировали как дочь миланского герцога Бьянку Сфорца. Искусствоведов не смутило, что мордашка у принцессы хоть и миловидная, но вполне себе простецкая, да и ещё какая-то совсем не итальянская. Не вызвала вопросов и вполне себе современная манера портретиста, от рисунка так и прёт концом ХХ века.

Как не быть обманутым, если решили прикупить Айвазовского или Вермеера

Всё прояснилось в 2015 году, когда вышедший из тюрьмы за фальсификаторскую деятельность художник Шон Гринхал признался, что это он нарисовал девушку. Причём не какую-то там абстрактную, а вполне себе реальную кассиршу Салли из соседнего супермаркета. В общем, резко повысил ей социальный статус — из работниц торговли в герцогини.

Скандал попытались замять, собственно, данная тема вовсю продолжается. Особенно обидно владельцу «раритета», хотя сам по себе рисунок очень милый. Но инвестиции пошли прахом, это уже никогда не продать.

Художника всякий обидеть может — вот не стоило сажать живописца в кутузку, он бы и промолчал. Ведь, по большому счёту, ничего плохого тот не сделал. Просто творил по запросам общественности.

Гладишь, мы бы сегодня знали, как выглядела и легендарная Катерина Сфорца, она же Львица Романьи. Которая мастерски рубилась на мечах, была учёным, политиком, полководцем и просто фантастической красавицей, имела кучу мужей и возлюбленных, множество детей. Екатерина Великая, Елизавета Тюдор, Изабелла Трастамара и Хангаку Годзэн в одном лице. Можно изобразить как Мету (Гарри Гаррисон, «Мир смерти») с ангельским личиком на итальянский манер. И ведь всем понравится!

Это отнюдь не первый случай, когда обиженные творцы «старинных шедевров» признаются в своих деяниях. Голландец Хан ван Меегерен — его обвинили в сотрудничестве с нацистами в годы Второй Мировой войны — внезапно заявил, что картины Вермеера, которые он продавал всевозможным партайгеноссе, написаны им лично. Ему не поверили, однако живописец всем всё рассказал, а потом ещё и показал — поделился секретами ремесла.

Из пособников оккупантов живописец тут же превратился в героя-антифашиста, а вообще скандал вышел гнуснейший. Ведь получилось, что все маститые эксперты, которые проводили экспертизы «найденных» им картин, жидко обгадились. Как несложно догадаться, прожил ван Меегерен после этого очень недолго — слишком многим он оттоптал мозоли. Менее чем через год он скоропостижно скончался. Подделки — огромный бизнес, и искусствоведы тут очень даже при делах.

«Купить картину Ивана Айвазовского довольно несложно, да и деньги не такие большие. Очень был плодовитый художник, из-под его кисти вышла масса полотен — он просто зарабатывал деньги. Другое дело, что не по всем есть документы, поэтому подлинность установить порой очень сложно. В каталогах присутствует не всё, точнее, меньшая часть. И, да, подделок тоже хватает.

Подделывать начали вскоре после смерти, по другим данным — даже ещё при его жизни. В советское время тоже постарались, когда среди элиты СССР возникла мода на классиков живописи на стене в гостиной.

Сейчас процесс продолжается, причём качество подобных творений растёт, отличить порой и вовсе невозможно", — рассказывает специалист по антиквариату Константин (имя изменено).

В 2008 году с аукциона Sotheby’s пришлось снять картину Ильи Глазунова — оказалось, что это не работа признанного мэтра советской живописи, а подделка.

«Картина „Вид Кремля“ не моя, она ужасна, и компрометирует меня как художника. Я буду требовать от Sotheby’s снять эту халтуру с торгов. Да на Арбате рисуют лучше, чем эти поддельщики. Я считаю, что величайшее свинство, даже уголовное преступление, выставляя на аукцион картину, не запросить подтверждения авторства у живого художника. Тем более, это недостойно такого авторитетного аукциона, как Sotheby’s», — ругался тогда Илья Глазунов.

Помогло. Леонардо да Винчи — если он вообще существовал, но в данном случае это не важно — подобные претензии предъявить уже в состоянии. Другие живописцы, которые уже скончались, тоже. Собственно, все этим и пользуются.

В 2013-м в Германии началось расследование дела картинной галереи из Висбадена, которая торговала «подлинными» полотнами русских авангардистов. Подделать их вообще несложно, при обысках немецкие полицейские обнаружили более 1800 подобных «шедевров» — Кандинский, Малевич и прочие.

Казалось бы, с доказательной базой всё отлично, можно сажать. Но вмешалась политика. Владельцами художественного лохотрона оказались израильтяне Ицхак Заруг и Моез бен Хазаз, а эти персонажи в Германии, по сути, неприкосновенны. В 2018-м дело окончилось пшиком, жуликам дали символические сроки, а вскоре и вовсе амнистировали.

Кстати, в мире существует около десятка «Чёрных квадратов» того самого Малевича, и все они конечно же подлинные. Если что — искусствоведы прикроют. Прецедентов хватает.

«Каждая вторая картина на рынке — фальшивка. Кто-то называет ещё более ошеломляющие цифры — 70% и более. На рынке русского авангарда 90% подделок. Даже опытные коллекционеры становятся жертвами мошенников. Один из самых громких случаев — история картины импрессиониста Бориса Григорьева «В ресторане». Она была продана в частную коллекцию за $250 тысяч после заключения авторитетного эксперта Елены Баснер о подлинности.

Когда выяснилось, что Григорьев её не рисовал, владелец подал в суд. Итогом долгого процесса стало оправдание эксперта, но четверть миллиона «зеленых» так и канули в неизвестность вместе с продавцом фальшивки", — рассказал историк искусств и культуролог Михаил Золотоносов.

Вот любопытная цифра по подделкам. Из 114 работ знаменитого пейзажиста Исаака Левитана эксперты Центра Научно-исследовательской независимой экспертизы имени Третьякова признали подлинными только 28 штук — 24%. Причём вовсе не факт, что они обнаружили все фальшивки…

Купить подлинную картину Луиса Ройо (Luis Royo), Бориса Вальехо (Boris Vallejo) и его жены и ученицы Джулии Белл (Julie Bell), а также прочих современных авторов тоже невозможно. Вам продадут копию, а то и нечто, созданное «по мотивам».

С нашими художниками тоже не всё ладно. Вроде как Александра Шилова в кругах особо эстетствующей публики не особо хвалят, но и его полотна недоступны. То есть доступны, но уже не его.

Поэтому, наверное, не стоит разевать рот на подлинники — обманут, как пить дать обманут. Хотите повесить на стенку картину? Техника не стоит на месте, и хороший цветной принтер вам напечатает такую копию шедевра, что не отличите.

Причём в полный размер. Благо, всё давно оцифровано. Останется только соорудить соответствующую рамку, но с багетными мастерскими на рынке полный порядок — подделок в этом сегменте не зафиксировано.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.