Business is booming.

Как бороться с русофобией — и что она вообще такое?

0 1

Как бороться с русофобией — и что она вообще такое?

В Госдуме предложили ввести уголовное наказание за русофобию. О начале проработки норм по данному вопросу заявила вице-спикер нижней палаты российского парламента Ирина Яровая.

По ее словам, депутаты намерены защищать от русофобии не только граждан России, но и соотечественников, которые проживают за рубежом.

К нарушениям прав по национальному признаку Яровая отнесла ограничения в использовании русского языка, снятие показа театральных постановок, отказ в медпомощи, в трудоустройстве. По ее мнению, русофобию чаще всего проявляют чиновники, а потому ответственность должна лечь на них.

«Должностные лица насаждают человеконенавистническую идеологию и предлагают на территории своих стран действовать неправомерно и преступно, массово дискриминировать в правах россиян и соотечественников», — пояснила Яровая.

В прошлом месяце с инициативой о введении ответственности за русофобию уже выступал заместитель главы Минюста Андрей Логинов. Он счел важным закрепить это понятие в законе и сформировать механизм предупреждения враждебной к России информации. Необходимость законодательных изменений он обосновал рассказом об избиении в Нидерландах шестилетнего мальчика — несмотря на то, что полиция Нидерландов этот случай опровергает.

В реальности случаев агрессии по отношению к россиянам или этнически русским, их дискриминации в Европе в последнее время зафиксировано немало.

Но вот вопрос, что мы можем сделать, если речь о конфликтах в других странах между гражданами этих стран? Кого считать «соотечественниками»? Обычно под этим термином понимают лиц, которые были гражданами СССР и теперь проживают на территории постсоветских стран, приняв гражданство этих стран либо став лицами без гражданства. Нужна ли им защита от русофобии?

Да и что мы можем сделать в правовом поле других стран? Не получится ли так, что закон будет направлен в первую очередь на Россию и ее граждан, и стает инструментом борьбы с оппозицией, которую можно будет обвинять еще и в русофобии? Нужен ли такой закон, ведь есть соответствующие статьи в УК…

— Да, нужен, — уверен доктор философских наук, зав. кафедрой социологии и управления БГТУ им. В.Г. Шухова Михаил Игнатов.

— Нам нужно самих себя защищать. Нам надо вычистить все русофобское начало в нашей массовой культуре, все осквернение памяти предков, все, что направлено против нас. Это нормальная позиция. Если бы, к примеру, американец сжег флаг своей страны, то он бы сел в тюрьму. А у нас до недавнего времени чуть ли не все что угодно можно был творить с государственной символикой. И это лишь малая доля. Взять, к примеру, тот же «отечественный» Яндекс, который в своих сервисах без зазрения совести размещает русофобские песни. Примеров масса. Если мы не будем отстаивать свою честь, у нас ее не будет.

«СП»: Кого считать «соотечественниками»? Тем более, если они граждане других государств. Нужна ли им защита от русофобии?

— Всех, у кого есть гражданство РФ или родственник здесь. И да, им нужна защита от русофобии. То беспрецедентное давление, которое испытывают наши соотечественники за границей сейчас — это что-то уникальное. Возможно, только еврейский народ такое испытывал ранее.

«СП»: А что такое вообще русофобия? Что можно подвести под это определение? Яровая считает нарушением прав по национальному признаку ограничения в использовании русского языка, снятие показа театральных постановок, отказ в медицинской помощи, трудоустройстве и др. А вы что считаете?

— К тому, что предлагает Яровая считать русофобией, я бы еще добавил намеренное искажение истории не в нашу пользу, осквернение наших памятных мест. Снос памятников, посвященных подвигу Советского солдата, отказ от общей истории — это зло, которому необходимо противостоять.

«СП»: С предложением о введении ответственности за русофобию выступил в начале мая замглавы Минюста России Андрей Логинов. Он призвал закрепить это понятие в законодательстве и сформировать механизм предупреждения враждебной к России информации. И что это может быть за механизм?

— Запрет на работу на территории РФ, ведение бизнеса и прочих вариантов получения прибыли. Это самое действенное. И лишение гражданства, в случае если оно было.

«СП»: Нет ли ощущения, что новый закон просто станет очередным инструментом борьбы с оппозицией? Можно ли отличить русофобию от конструктивной критики власти?

— У нас в законе все прописано — когда критика конструктивная, а когда призывы к экстремизму и т. д. Воспитанный и образованный человек не испытывает проблем с донесением «критической» информации. А оголтелый оппозиционер только и умеет разжигать.

— Инициатива по закону о русофобии вызывает двойственные эмоции, — говорит редактор портала «АПН — Северо-Запад» Андрей Дмитриев.

— С одной стороны, проблема налицо, дискриминация русских в разных странах идет полным ходом, по идее надо как-то реагировать. С другой, как это будет выглядеть на практике? Допустим, где-то в Великобритании русского ребенка не взяли в школу. Возбуждается уголовное дело на министра образования, на премьер-министра? Они просто посмеются над этим.

В общем, по итогу вполне может выйти очередная пиаровская погремушка, когда депутаты грозят покарать русофобов, а по факту ничего не изменится.

— Закон откровенно глупый- считает политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— Вот что, нельзя обойтись без специального термина? Есть же Статья 282. УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», в особенности часть 2.

Когда заходит речь о защите чиновников как «социальной группы» — ее легко используют. А тут вдруг потребовался отдельный закон? Тогда нужно принимать 100 с лишним законов о фобиях: татаро-, лезгино-, чуваше- и т. д. Ну или четко разграничить, где имеется в виду этническая принадлежность, а где — государственная, т.е. принадлежность к русскому суперэтносу (по Гумилёву). Но тогда надо возвращаться к терминологии «великороссы» как этнос, а «русские» — как суперэтнос — все жители России. Готовы к этому? Нет? Тогда пусть поспешают медленно, проводят переучивание населения (это лет 15) — или ждут очередных напрягов. Ибо под этот расплывчатый термин можно подвести что угодно — от Пушкина с его «русским бунтом» и Лермонтова с его «странною любовью» — до фельетона о состоянии дорог.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.