Business is booming.

«Железный занавес» и выездные визы — кошмар из прошлого или будущая реальность?

0 1

«Железный занавес» и выездные визы — кошмар из прошлого или будущая реальность?

Власти РФ не собираются закрывать страну и запрещать россиянам ездить по миру или же запрещать уехавшим соотечественникам въезд в Россию, заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко.

По ее словам, путешествовать за границу — это право людей. И когда они ездят по миру, видят, что там и как, они возвращаются домой и говорят «а у нас все-таки лучше».

«Мы не собираемся вешать замок, мы не собираемся запрещать въезд в нашу страну, ну, кроме, конечно, тех, кому запрещен въезд по объективным причинам. А так, мы ждем своих домой», — добавила она

Спикер Совфеда также отметила, что планов по закручиванию гаек у руководства страны нет.

«Возвращение к тоталитарному государству невозможно, недопустимо. У нас уже есть исторический опыт, и мы знаем, как долго и трудно мы избавлялись от последствий. И второе тоталитарное государство никогда не может быть в XXI веке в странах, которые настроены на развитие. Россия настроена на развитие», — подчеркнула Матвиенко.

Вообще-то мы с Западом находимся фактически в состоянии холодной войны. И в стране есть немало откровенных врагов. Может, выслать их уже на «благословенный Запад»?

— Юридической базы для этого нет. И главное — политической воли нет, — говорит политолог Владимир Можегов.

— Можно ли, к примеру, собрать 15 миллионов ментально, культурно, расово нам чуждых мигрантов и выслать их из страны? Обезвредив тем самым тикающую бомбу колоссальной силы, заложенную под страной? Можно, но… Мы все остаемся ее заложниками.

Так же и здесь. Надо понимать, что наша власть никогда не хотела никакой войны с Западом, она хотела своего места за столом с уважаемыми партнерами. А уважаемые партнеры ее подставили, обманули, втянули в конфликт. И ментально за два года здесь мало что изменилось. Власть наша осталась без стула, но продолжает топтаться у стола — а может все-таки пустят?

Вот мы сейчас покажем какие мы, и… У взятого на днях за коррупцию замминистра обороны дети живут на Западе, у его экс-жены — якобы израильский паспорт, у парочки — куча недвижимости во Франции, в том же Израиле. Достаточный ли это ответ на вопрос?

«СП»: Нужен ли нам «железный занавес»? В конце концов, Запад сам от нас отгораживается, а нам что делать в ответ?

— Разумеется, никакой «железный занавес» нам не нужен. Да и чем мы отличаемся от этого пресловутого (и не существующего на самом деле) «запада»? Количеством мигрантов? Нет. Устройством центробанков? Нет.

Расслоением между олигархическим классом и народом? Нет. Какие-то другие люди владеют русской землей и капиталами? Тоже нет, ровно те же самые. Разве что у нас запрещена пропаганда ЛГБТ* и нет гейпарадов. Кажется, маловато.

«СП»: По словам Матвиенко, у руководства страны нет планов по «закручиванию гаек». Не рано ли зарекаться? Ситуация сложная. Возможно, некоторые гайки и впрямь стоило бы закрутить? Какие?

— Антикоррупционные, разумеется. Всерьез взяться за олигархат и вытрясти его до основанья. На место «уважаемых» и «авторитетных» людей привести людей знающих и умеющих. Нужна, одним словом, консервативная революция сверху. Это главное. Без этого конфликт не выиграть.

«СП»: Дойдет ли до тотального закручивания? По словам Матвиенко, Россия не может вернуться к тоталитаризму…

— Всякая настоящая война, а с Западом именно что война, требует внутренней мобилизации народа, следовательно, и авторитаризма в хорошем смысле — просвещенной национальной диктатуры.

Не сегодняшней разлагающейся диктатуры олигархии, и не той либеральной диктатуры, которую постепенно начинают вводить «на западе», а национальной диктатуры по Ивану Ильину: диктатуры закона, диктатуры национальной культуры.

Требует того национального возрождения, которого власть сегодня боится гораздо больше, чем пресловутого «запада» и войны с ним. С просвещенной национальной диктатурой, с верой в национального вождя и внутренней мобилизацией народа побеждать можно. И народ к этому готов — за это он и голосует. Крылья у него еще не отвалились.

«СП»: Насколько, по-вашему, СВО изменила наше общество в целом, сделало его более ответственным?

— Рано, конечно, делать выводы. Еще раз повторю: власть никогда не хотела войны с Западом, власть всегда хотела, чтобы ей дали место за столом «нового мирового порядка», место, которое, как она считала, была достойна. Но за стол ее не взяли, и уже ясно, что не возьмут. Дальше порога не пустят.

Но это нам понятно, а что понятно ей? Продолжает ли она пребывать в своих наркотических грезах или уже начинает понемногу трезветь? Возможно, дело Тимура Иванова как-то отчасти прояснит этот вопрос.

— То и дело ходят слухи об отмене выборов, введении тотальной цензуры, запрете на выезд из страны… Скорее всего, Матвиенко имела в виду именно такие разговоры, и решила их по мере возможности пресечь, — считает политолог, доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ Вадим Трухачев.

— Когда страна ведёт боевые действия — закручивание гаек полностью оправдано. Насколько я вижу, большинство населения это прекрасно понимает. Тут специально примеры искать не надо — так поступали все и во все времена. Вопрос только в том, какие гайки закручивать, и не перекрутить их так, чтобы резьбу сорвало.

«СП»: Матвиенко уверена, что Россия не может вернуться к тоталитаризму. Так ли это?

— Пример нового тоталитаризма пытается давать современный Запад. Там «глубинное государство», СМИ и «общественность» занимаются травлей инакомыслящих. За то, что не согласны с политикой в отношении России. За то, что не приемлют однополые браки, «зелёный переход» и т. п. Социалистическая и консервативная идеология свои крайние формы уже пережили. Похоже, сейчас настало время крайностей либерализма.

Второй вариант — исламистский тоталитаризм вроде того, что был у талибов** в Афганистане на рубеже 20−21 вв. В какой-то степени примером тоталитарного общества может служить КНДР — но это «островок», не претендующий ни на что глобальное.

«СП»: По словам Матвиенко, Россия не собирается закрывать страну. Но ведь Запад сам закрывает Россию. В Европу уже так просто не поездишь. Если они от нас отгораживаются, как нам реагировать?

— Лично я считаю, что у нас должен быть строго зеркальный визовый режим со странами Запада. А в условиях СВО граждане недружественных стран, приезжая в Россию, должны находиться под постоянным наблюдением. Значит, выдавать им ровно столько виз, за сколькими их обладателями можно уследить.

Что касается ездящих на Запад в нынешних условиях — их необходимо жёстко проверять. Даже командированных. Игру в мирное время пора прекратить.

«СП»: Матвиенко призвала помочь возвращаться россиянам, не выступавшим против страны. Как их можно простимулировать вернуться?

— Дать им достойную работу, дать им возможность открыть своё дело, дать льготную ипотеку… Часть уехавших на Запад — это действительно спецы, не имевшие возможность раскрыться дома. И если они сохранили российские паспорта и не занимались антироссийской деятельностью — их надо пустить, они стране нужны. Естественно, пустить после тщательной проверки.

«СП»: Изменилось ли наше общество? Два года всего прошло, часть страны живет так, как раньше, как будто и нет никакой СВО.

— СВО, безусловно, жизнь страны изменила. И есть четыре части общества. Первая — сознательная, понимающая, что происходит. Вторая — потребительская, желающая всё вернуть, как прежде. Третья — те, чья жизнь мало изменилась. И четвёртая — готовая подстраиваться под изменение. Пожалуй, относительно преобладают именно последние.

У нас много лет воспитывали «потребителей» и сознательно деполитизировали граждан. А СВО потребовала ровно обратного. Потому перестройка сознания идёт тяжело, и для неё своей русофобией больше делают Украина и Запад, чем власти. Именно они пробуждают патриотизм порой лучше, чем собственное государство.

«СП»: По-вашему, может все же дело дойти до выездных виз и в каком случае это может произойти?

— Только если ЕС и НАТО прямо объявят нам войну. Но это пока маловероятно.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.