Business is booming.

Израиль, Германия или Корея — по каким лекалам могут нарезать Незалежную

0 3

Израиль, Германия или Корея — по каким лекалам могут нарезать Незалежную

На Западе обсуждается множество вариантов будущего Украины, в их числе, возможность превращения страны в «восточноевропейский Израиль», пишет польское издание Interia со ссылкой на мнения экспертов.

Вариант «восточноевропейского Израиля», в частности, отметил профессор факультета политологии и международных исследований Варшавского университета и Института стратегии — 2050 Анджей Шептицкий.

«На данный момент между Украиной и Израилем можно провести некоторые параллели в плане их отношений с Западом. Однако я сомневаюсь, что в конечном итоге это хорошее решение. Такой статус будет встречен украинцами с разочарованием», — отметил эксперт, добавив, что Израиль не стремится быть частью Европы и Запада, в отличие от Украины.

Другие эксперты рассматривают и «корейский вариант», о котором недавно говорил и бывший советник офиса президента Украины Алексей Арестович, а также «германский» (ФРГ-ГДР, кто помнит), согласно которому часть Украины остается в составе России, а другая — вступает в ЕС и НАТО.

Так или иначе, по мнению польских экспертов, сценарий сохранения территориальной целостности Украины в сочетании с нейтральным статусом нереалистичен и опасен для Украины, поскольку она будет находиться под угрозой со стороны России.

Опуская антироссийские выпады, мы видим, что экспертное сообщество на Западе осознает неизбежность некоей условной заморозки. Многие ли на Западе это понимают?
— Чуть менее года назад, в начале военной операции на Украине, события развивались очень динамично, а все происходящее стало неожиданностью для большинства экспертов, политиков и простых граждан, — отмечает политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика» Роман Травин.

— Вопросы «что происходит?» и «как вообще дело дошло до решения противоречий военным путем?» были наиболее актуальными на тот момент. Сегодня, как мне кажется, практически у всех людей в целом появилось понимание — и что происходит, и почему, хотя в зависимости от политической позиции трактовки могут быть очень разными. Кроме того, сейчас для стороннего наблюдателя динамика событий в зоне СВО значительно ниже, а многие вещи, происходящие в зоне боевых действий, стали обыденными. Поэтому и в экспертной среде, и в обществе существенно ниже интерес к тому, что происходит сейчас, и все более актуальным вопросом становится: «чем и когда все это закончится?».

Отсюда эти чуть ли не ежедневные громкие заявления и публикации, авторы которых не стесняются перекраивать существующие политические карты и проводят самые разные исторические аналогии. На мой взгляд, сейчас у всех сторон дела идут далеко не так, как им бы хотелось, а прогнозы и идеи относительно будущего Украины мало в чем опираются на реалии и по большей части являются умозрительными.

Что касается, сценария сохранения территориальной целостности Украины в сочетании с нейтральным статусом, о котором Вы говорите и который, по мнению польского эксперта, нереалистичен и опасен для Украины, то тут с ним можно согласиться. Я тоже считаю, что такое развитие событий крайне маловероятно, особенно, если говорить не о ситуативном, формальном решении, а о стратегической перспективе.

«СП»: — На прошлой неделе СМИ сообщили, что директор ЦРУ Уильям Бернс представил России и Украине мирный план, по которому Москва прекратит боевые действия, получив пятую часть территории Украины. Все это опровергли. Но нет дыма без огня…

— Пока что все происходящее говорит о том, что США абсолютно не готовы о чем бы то ни было всерьез договариваться с Россией. Так что, если что-то такое и имело место, это не более чем попытка прощупать ситуацию на предмет новых «минских соглашений», которые, даже если будут заключены, никто не будет соблюдать.

«СП»: — Восточноевропейский Израиль — возможно ли это на Украине? Насколько вообще уместны такие аналогии? Шептицкий подчеркивает, что Израиль не стремится быть частью Европы и Запада, в отличие от Украины, мечтающей о членстве в ЕС и НАТО. В случае c ближневосточной страной факторы географии, истории и идентичности работают иначе, считает он. Так ли это? В чем эти факторы географии, истории и идентичности, какую роль они играют?

— Тут речь о том, что Израиль многие десятилетия живет в условиях военной угрозы и время от времени вынужден воевать. Это главное в этой аналогии. Украину, по мнению польского эксперта, тоже может ждать такая судьба. Однако она стремится в НАТО и ЕС, а там вряд ли хотят видеть в своем составе «восточноевропейский Израиль» со всеми его проблемами и рисками.

«СП»: — А как насчет корейского варианта? О нем говорят опрошенные польские эксперты, на днях его и Арестович допускал. Он реален? Уместны ли аналогии?

— Безусловно, возможен и такой вариант. Но, на мой взгляд, о нем сейчас все чаще говорят из-за текущей ситуации на фронте, которая в определенные моменты выглядит патовой, а также из-за того, что конфликт очевидным образом затягивается с неопределенными перспективами. Но если одна из сторон сможет завладеть инициативой, а это возможно, то более трендовыми станут другие сценарии.

«СП»: — Один из экспертов указывает, что на практике сейчас реализуется сценарий согласия на частичный раздел земель Украины в связке с вступлением в НАТО и ЕС — т.е. сценарий раздела Германии. А насколько реален этот вариант?

— И такой вариант тоже не исключен. Но я уже неоднократно говорил, что сейчас о сценарии раздела Украины часто говорят как о деле абсолютно решенном. Но это не так. Возможны самые разные варианты развития событий. Нельзя исключать, что Киев сможет вернуть значительные по площади территории, вступить в НАТО и продолжить наращивать военный потенциал, равно как и то, что Украина полностью лишится государственности, а Россия сможет добиться стратегического успеха, с чем будут вынуждены считаться в США и ЕС. Да, понятно, что с учетом текущего положения дел какие-то компромиссные варианты выглядят более реалистичными, но опять же повторюсь: точка бифуркации не пройдена и чаша весов еще может склониться очень сильно в пользу одной из сторон.
«СП»: — При этом все эксперты исходят из того, что будет некая заморозка, в то время, как Киев и Запад настаивают на необходимости своей полной победы. Киев, понятно, никто не спросит, а Запад? Сценарии заморозки все же допускаются на Западе? Какой вам видится наиболее реальным?

— Да, заморозка выглядит возможной, потому что стороны сталкиваются с дефицитом ресурсов. Но пока что Запад явно не теряет надежды, как сказал недавно Сергей Лавров, «окончательно решить русский вопрос». Более того, пока ни одно из фундаментальных противоречий не устранено даже по ситуации на самой Украине, а ведь это только частный случай в общем противостоянии с Западом. Поэтому, даже если заморозка и будет, к мирной жизни в полном смысле вернуться не удастся. Накал конфронтации с Западом будет сохраняться очень высоким и в любой момент военный конфликт может возобновиться на Украине или где-то еще.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.