Business is booming.

Грозит ли Израилю «мусульманский интернационал»?

0 0

Грозит ли Израилю «мусульманский интернационал»?

Из-за действий Израиля открытие фронтов остается возможным, считают в МИД Ирана. Об этом заявил глава ведомства Хосейн Амир Абдоллахиан, прибыв с визитом в Бейрут в рамках поездки по странам Ближнего Востока для координации позиции по палестинскому вопросу на фоне обострения палестино-израильского конфликта.

«В свете продолжения агрессии, военных преступлений и блокады Газы открытие новых фронтов остается вероятным», — сказал он в интервью ливанскому телеканалу al-Mayadeen.

По его словам, Иран продолжает поддерживать «силы сопротивления» политически и с помощью СМИ. Министр также назвал военным преступлением прекращение подачи электричества и воды в сектор Газа и отметил, что Израиль и «его спонсоры» ответят за результаты агрессии в отношении палестинцев.

Как это понимать? Угроза открытия второго фронта против Израиля? Или Тегеран вполне устраивает ситуация войны силами своих многочисленных прокси?

Стоит отметить, что в Израиле многие уверены, что атака ХАМАС была подготовлена и координировалась Ираном. Так президент Израиля Ицхак Герцог не сомневается, что Тегеран причастен к нападению.

«Сегодня мы увидели истинное лицо ХАМАС. Террористической армии, чья единственная цель — хладнокровное убийство невинных мужчин, женщин и детей. При поддержке и руководстве их прокси-командиров в Иране они совершили неспровоцированное гнусное нападение на еврейское государство в священный для евреев день. Невинные мирные жители были убиты и ранены, а многие до сих пор подвергаются нападениям», — написал он на своей странице в соцсети в день атаки.

Такое же мнение разделяют в некоторых европейских странах. Канцлер ФРГ Олаф Шольц на днях заявил, что у него нет конкретных доказательств содействия со стороны Ирана атаке ХАМАС на Израиль, но подобная операция была бы в принципе невозможна без длительной поддержки со стороны Тегерана.

Между тем не все на Западе столь категоричны. Американская New York Times утверждает, что США получили данные разведки о том, что руководство Ирана было удивлено нападением ХАМАС на Израиль, что привело к сомнениям в Вашингтоне относительно возможной причастности Тегерана к подготовке атаки, пишет газета New York Times со ссылкой на ряд американских официальных лиц.

Вместе с тем Wall Street Journal ранее со ссылкой на высокопоставленные источники в ХАМАС и Хезболле выступило с утверждением, что офицеры Корпуса стражей исламской революции Ирана еще с августа помогали в планировании операции ХАМАС, на которую якобы дали разрешение во время встреч в Бейруте 2 октября.

Так причастен Иран или нет? Если нет, воспользуется ли он ситуацией, чтобы нанести Израилю как можно больше ущерба руками своих союзников? «Хезболла» может, к примеру, открыть второй фронт на севере, а Сирия — третий на северо-востоке…

А может и сам Иран, обладающий мощнейшей армией в регионе, решит не упустить исторического шанса поквитаться с заклятым врагом?

 — Понятно, что даже просто ослабление ХАМАС в случае успеха израильской военной операции в Газе Ирану не выгодно, — уверен директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

 — Поэтому Тегерану важно задействовать все возможные рычаги, чтобы не позволить Израилю уничтожить или максимально ослабить инфраструктуру ХАМАС. Реплика про «открытие новых фронтов» может быть завуалированным сигналом Израилю и США — «давайте договариваться, пока не поздно».

Кстати, несмотря на жесткие заявления Биньямина Нетаньяху, вполне возможно, что и Тель-Авив оставляет для себя возможности «сделать шаг назад». Например, формирование в Израиле правительства национального единства с включением туда представителей оппозиции может быть не просто отсылкой к событиям «Шестидневной войны» 1967 года, когда в состав кабинета Леви Эшколя вошел, например, один из ключевых критиков правительства Менахем Бегин. Но можно говорить и о стремлении Нетаньяху разделить ответственность с оппозицией на случай, если придется идти на непопулярные компромиссы с ХАМАС, «Хезболлой» и Ираном.

«СП»: Второй фронт — это «Хезболла»? Что будет, если она втянется в полноценную войну? Насколько она сильная? Много ли они вместе с ХАМАСом могут добиться?

 — Не факт, что сама «Хезболла» ориентирована на полноценное втягивание в конфликт, так как это гораздо серьезнее, чем сейчас, ставило бы под удар ее инфраструктуры в Ливане. Но создать проблемы для Израиля она, безусловно, может. Вспомним хотя бы итоги Второй Ливанской войны 2006 года, как минимум, неоднозначные для Тель-Авива, и ставшие поводом для специального расследования в Израиле по поводу связанных с ней ошибок руководства этой страны.

«СП»: А как насчет третьего фронта — Сирии? Станет ли Асад участвовать напрямую?

 — Как известно, после дестабилизации в Сирии в 2012 году отношения официального Дамаска и ХАМАС были напряженными, но в октябре 2022 года был сделан серьезный шаг к нормализации отношений. Тогда Дамаск посетила делегация этого палестинского движения. После недавней эскалации вокруг Газы МИД Сирии заявил, что это государство «подтверждает свою поддержку палестинского народа и его сил», а совсем недавно сообщалось об атаках аэропортов в Дамаске и Алеппо со стороны израильских войск.

Тем не менее, это не первый случай за последние годы, когда Израиль атакует цели в Сирии. А Башару Асаду важно сохранить силы для реагирования на угрозы в собственном государстве — вспомним, например, про акции протеста на юге страны, в которые оказались вовлечены алавиты и друзы. Поэтому Сирия, скорее, останется тыловой базой для той же «Хезболлы», но крайне маловероятно, что Дамаск пойдет на прямой военный конфликт с Израилем.

«СП»: В Сирии еще много сирийских и иракских шиитских группировок. Они могут зайти что с территории Сирии, что с территории Ливана. Насколько это серьезно для Израиля?

 — Возможны и, например, атаки на израильские или даже американские объекты (включая, скажем, диппредставительства) со стороны активистов таких группировок, которые могут направиться для этих целей в нейтральные страны. Но на ход конфликта в целом это может иметь, скорее, опосредованное влияние.

«СП»: Президент Израиля заявил о возможной причастности Ирана к нападению ХАМАС, Шольц тоже думает, что без помощи Ирана ХАМАС не смог бы атаковать Израиль. А вот США не столь категоричны. По-вашему, Иран к этому причастен или нет?

— Понятно, что США не спешат обвинять в этой ситуации Иран, чтобы не сокращать собственное пространство для маневра. Однако сложно представить, что в Тегеране, как минимум, не знали о подготовке такой масштабной операции со стороны ХАМАС. С другой стороны, в руководстве Ирана (даже в той узкой группе лиц, которая могла быть об этом осведомлена) вполне могли быть разные подходы к оценке таких планов — возможно, кто-то указывал и на риски для иранских интересов в случае, если ХАМАС пойдет на такую атаку. Включая сокращение возможностей для влияния Ирана на Ближнем Востоке в случае, если инфраструктура ХАМАС в Газе будет в значительной степени уничтожена израильскими военными, а также активизируются удары по инфраструктуре Хезболлы.

Сейчас многие называют Иран победителем по первым итогам этого кризиса, но это в том случае, если ситуация вокруг Газы будет заморожена примерно в том виде, в котором она находится сейчас. И не будем забывать, что, идя на настолько большие риски, Тегеран сейчас ограничивает свои возможности для отстаивания своих интересов в других регионах. Например, если сейчас осложнится ситуация в Сирии, для Тегерана будет проблемой, что Израиль в этих условиях получает дополнительные поводы атаковать объекты в этой стране, а силы Хезболлы тоже связаны ожиданием эскалации на ливано-израильской границе.

Конечно, Иран будет стараться влиять на все силы, которые находятся в его орбите, чтобы выйти из этого кризиса с минимальными потерями и с максимальной выгодой в своих интересах. С другой стороны, у Тегерана большой опыт работы с ориентированными на него структурами в других странах, а США и Израиль также не заинтересованы в масштабном затяжном конфликте.

«СП»: Насколько вероятна возможность втягивания самого Ирана напрямую?

 — Подобное сейчас маловероятно. Снижает вероятность подобного и тот факт, что Иран не граничит напрямую с зоной конфликта. Кроме того, такое прямое втягивание в конфликт не выгодно Тегерану. Однако возможно усиление диверсионной войны между спецслужбами Израиля и Ирана — от кибератак до попыток устранения значимых фигур из силовых структур каждой из сторон.

«СП»: Это мы еще оставили за скобками арабские страны, которые всегда воевали с Израилем в прошлых войнах. Сейчас они воевать не хотят. Тем более что опасаются того, что первую скрипку будет играть Иран. Между тем, в Иордании уже беспорядки, люди пытаются прорваться к границе, полиция жестко их разгоняет. Могут ли арабские страны под давлением общественности вступить в войну? Какие? И что тогда ждет Израиль?

 — Сложно сейчас представить такой сценарий. Однако для арабских государств есть и иные риски. Например, нынешние события могут усилить приток новых сторонников в ряды радикальных исламистских группировок в таких странах. Кроме того, не будем забывать, что в декабре 2023 года должны пройти президентские выборы в Египте. Кампания явно готовится не по конкурентному сценарию. Но риски для президента страны Абдель Фаттаха ас-Сиси, идущего на новый срок, связаны не с поведением официальных итогов, а с проблемным фоном для этой кампании. Страна и так сталкивается с серьезными экономическими трудностями — вспомним про высокую инфляцию в этом государстве и девальвации египетского фунта. Если в Египет все же направятся потоки беженцев из Газы (хотя Каир до сих пор отказывался открывать границу для гражданского населения анклава), это еще больше осложнит обстановку в стране.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.