Business is booming.

Экс-замминистра Тимур Иванов может съехать из тюрьмы в дом на Рублёвке или рядовым в зону СВО

0 1

Экс-замминистра Тимур Иванов может съехать из тюрьмы в дом на Рублёвке или рядовым в зону СВО

Бывший замминистра обороны РФ Тимур Иванов, арестованный за взятки, вот-вот может оказаться вне стен СИЗО «Лефортово». Это случится, если 8 мая Мосгорсуд удовлетворит жалобу трёх его адвокатов о смене меры пресечения чиновнику на домашний арест.

Интересно, что защита просит не отменить судебный акт и вернуть дело на новое рассмотрение в районный суд, а настаивает на том, чтобы вышестоящая инстанция сама вынесла новое решение. Похоже, наверху вокруг дела идёт нешуточная борьба.

Альтернативой тюрьме может стать дом Тимура Иванова на Рублёвке, стоимостью до 1 млрд «деревянных». Именно в этом особняке в самом элитном районе столицы жил замминистра обороны до задержания (жильё взято в ипотеку).

Другое место для домашнего ареста — квартира площадью свыше 300 кв. метров в историческом здании в районе Арбата. Помимо большой площади и цены — 600 млн рублей, квартира знаменита тем, что упоминается в стихах поэтессы Беллы Ахмадулиной.

Обращает на себя внимание страсть бывшего замминистра к большой литературе. В другом особняке — в Чистом переулке (формально записан на водителя Иванова), поговаривают, жил Мастер из пьесы Булгакова «Мастер и Маргарита». Красноречивый факт.

Теоретически, «литературоведа» Тимура Иванова могут выпустить и под залог. Однако, арест значительной части его счетов и активов (одних взяток ему вменяется на сумму 1 млрд 185 млн рублей) заставляет усомниться в возможности чиновника заплатить за свою свободу.

Основания для смены меры пресечения экс-замминистру, по мнению его защиты, имеются. Он отец пятерых детей, отмечен множеством наград, а главное, имеет звания «Героя ДНР» и «Героя ЛНР». Последнее обстоятельство — самое необычное в сложившейся ситуации.

За время СВО тысячи осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления получили помилование после того, как отправились из колонии на фронт. Как правило, они служили в группе «Вагнер», но потом заключённых взяло в оборот Минобороны.

Если верить информации «Ъ», теперь возможность освободиться в обмен на контракт в зоне СВО получили не только осужденные, но и подследственные — до суда. Руководители СКР якобы предоставляют им соответствующее «Разъяснение», где прописаны все условия.

При этом действие новеллы не распространяется на педофилов, террористов, диверсантов и вредителей, изменников родине, создателей оружия массового поражения, наемников и т. п. Арестованный замминистра, обвиняемый в коррупции, под эти составы не подпадает.

Не исключено, что Тимур Иванов может выйти на свободу не только после приговора (если до него дойдёт), но и даже на этапе следствия. Прямо сейчас. Подписать контракт со своим бывшим ведомством и отправиться на СВО уже не как военный строитель, а как боец.

Конечно, для этого понадобится политическое решение. Высокая должность обвиняемого и общественный резонанс вокруг его дела вряд ли возможно игнорировать без последствий. «Отпустили взяточника», скажут люди, даже если Иванов окажется в окопе.

Плюс, большинство не поверит, что он действительно служит с оружием в руках. Подумают, постановка. Попозирует перед телекамерами на передовой, а затем в тёплый тыловой блиндаж. А то и вовсе уедет — если не в Сан-Тропе, как до ареста, то в имение под Тверью.

Вполне понятный антагонизм, который имеется в обществе по отношению к мздоимцам в среде военных, уже замечен либеральной оппозицией. Иноагенты буквально вцепились в кейс Тимура Иванова, предвкушая раздрай в российской армии. Болеют за Киев.

Подобная моральная двусмысленность: с одной стороны взяточника надо примерно наказать, с другой — не хотелось бы доставлять радость врагам, делает предстоящее решение о смене меры пресечения Тимуру Иванову совершенно непредсказуемым.

Ещё один фактор неопределённости связан с влиянием кейса Иванова на политический расклад в высших эшелонах власти. Особенно в связи с переназначением правительства, которое, как стало известно, состоится 10 мая — сразу после Парада Победы.

По мнению адвоката и правозащитника Дмитрия Аграновского, рассмотрение дела Тимура Иванова должно стать образцом законности.

— В данном случае, когда оспаривается выбор меры пресечения, нет особой разницы между отменой решения райсуда или самостоятельном решении городской инстанции. Это важно, когда речь идёт о приговоре суда по существу уголовного дела.

В моей практике был случай, когда апелляционная инстанция направила дело об избрании меры пресечения на новое рассмотрение, и при этом мера пресечения всё равно была оставлена прежней. Но в апелляции можно и изменить решение взятии под стражу на домашний арест.

«СП»: Насколько реальна смена меры пресечения обвиняемому по ч. 6 ст. 290 — взятка в особо крупном размере?

— На начальной стадии это очень большая редкость. Исключительная мера пресечения в виде ареста у нас применяется как правило. Исключение — это когда её меняют. Разве что человек уж очень долго просидел — год или два. У меня были такие случаи.

Даже ныне «покойный» в России ЕСПЧ очень редко признавал незаконным арест на первом этапе в такого рода делах. Считал, что государство имеет на это право. Но для продления ареста требуются уже новые доводы.

Однако у нас практика другая: если прежние основания для ареста не отпали и не изменились, то можно продлевать.

Причём, как правило, суды не реагируют ни на какие дополнительные аргументы защиты. А вообще, дела по ст. 290 обычно очень громоздкие, тянутся очень долго.

Поэтому если Тимура Иванова 8 мая освободят, то это будет совершенно чрезвычайное событие, абсолютно выпадающее из сложившейся практики, в том числе по таким делам.

«СП»: Защита указывает на возможность экс-замминистра жить в своём доме на Рублёвке, на виду, напоминает о его заслугах, наградах…

— У многих есть или дом на Рублёвке, или квартира в Москве, или дача в Подмосковье. Это не является основанием. Специфика ст. 290 в том, что по ней обычно проходят люди, которые принимают большие решения. А чтобы занять такого рода должность, нужно положительно характеризоваться.

Поэтому у таких людей, как правило, куча положительных характеристик со службы, разных грамот, наград. И наверняка нет ни одной отрицательной.

«СП»: Могут Иванова выпустить под залог? Своих денег у него может и нет — арестовали, но друзья, жёны, бывшая или нынешняя, могут, наверное заплатить…

— В России почему-то крайне редко освобождают людей под залог. В моей практике такое было лишь пару раз. У нас не Америка, где такая мера, как известно по фильмам, применяется очень широко даже по тяжким составам преступления.

«СП»: Дело Тимура Иванова сильно политизировано…

— Хотелось бы, чтобы это была не какая-то кампанейщина, а рабочий процесс. Чтобы обвиняемому были обеспечены все положенные ему по УПК права и чтобы ему не вынесли приговор люди ещё на стадии ареста. А то у нас частенько раздаются призывы, мол, нечего разбираться, и так всё ясно — вор и взяточник. Это не годится.

На мой взгляд, по таким громким делам следствие должно быть особенно тщательным, законным и с обеспечением всех прав, в том числе права на защиту (а то у нас в стране с этим совсем тоскливо). Нужна показательная состязательность сторон. Чтобы все видели, что если осуждён, то по закону, а если оправдан — тоже без подозрений, что кто-то вмешался.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.