Business is booming.

Дело «Бест Вей» и скрытая логика

0 1

Дело «Бест Вей» и скрытая логика

Арест счетов кооператива «Бест Вей» и, следовательно, блокирование его деятельности продолжаются даже после официального завершения следственных действий по уголовному делу, связываемому следователями петербургского ГУ МВД в том числе с кооперативом: такова позиция суда первой инстанции.

Ее комментирует и рассказывает о дальнейших шагах по защите интересов кооператива адвокат кооператива, член коллегии адвокатов «Первая адвокатская контора» города Санкт-Петербурга Сергей Путреша.

«СП»: Сергей Викторович, в мотивировочной части постановления Приморского районного суда города Санкт-Петербурга, продлившего в июле по ходатайству следствия арест счетов кооператива на новый трехмесячный срок, фигурирует сумма, установленная следствием при предъявлении обвинения, так как следственные действия уже официально завершены, 232 млн рублей ущерба. Так почему суд продлил арест счетов почти на 4 млрд рублей?

— Мы считаем, что суд пошел по самому простому пути: фактически переписал ходатайство следствия, не анализируя аргументацию и логику позиции следствия. Хотя судебный порядок принятия обеспечительных мер как раз и необходим, для того чтобы оценить те документы, которые следствие предъявляет для подтверждения своей позиции.

С логикой трудно, потому что в ходатайстве следствия и постановлении суда сосуществуют сразу три цифры, которые вменяются кооперативу: 232 млн, 15,7 млрд и более 2 млрд.

«СП»: Как они соотносятся?

— 232 млн — сумма ущерба от хищения денежных средств, фигурирующих в обвинении. Мы в судебном заседании дополнительно уточняли у представителя следственной группы: какова конкретная сумма ущерба, которая установлена органами следствия в ходе предварительного расследования? Представитель следственной группы дал на него нам и суду ответ: 232 млн.

Это — финальная цифра, потому что следственные действия по уголовному делу завершены. Кроме того, в ходе судебного процесса представлены постановления о привлечении в качестве обвиняемых, где также зафиксирована цифра 232 млн рублей. Там указаны 198 граждан, признанных потерпевшими.

Замечу: речь идет о хищении, связанном не с деятельностью кооператива, а с деятельностью инвестиционной компании «Гермес». Ни одного эпизода, касающегося кооператива, в обвинении нет.

Следствие пытается переложить эту сумму на кооператив на том основании, что кооператив и «Гермес» входили в «группу компаний, объединенную общим брендом». Это термин, изобретенный самим следствием. Такого понятия ни в уголовном, ни в гражданском праве не существует.

Раньше следствие употребляло термин «холдинг», но отказалось от него, скорее всего, потому что это понятие четко определено в гражданском и уголовном праве, и потребительский кооператив в силу своей юридической природы — коллективно управляемая некоммерческая организация — явно не может входить в холдинг. Что представляет собой «группа компаний, объединенная общим брендом», как доказывается членство в ней, каковы правовые последствия членства, неизвестно.

Наша позиция состоит в том, что кооператив «Бест Вей» и в силу своей юридической природы, и в силу отсутствия каких бы то ни было финансовых отношений с «Гермесом» не может отвечать по обязательствам «Гермеса» — отвечать могут отдельные обвиняемые по делу пайщики своими паями в кооперативе.

«СП»: А 15,7 млрд тогда что?

— 15,7 млрд — сумма средств, которые были привлечены «под предлогом добровольного объединения граждан в жилищную кооперацию» и «заведомо для себя, не имея намерений расходовать денежные средства в объеме привлеченном по целевому назначению» (синтаксис и пунктуация из ходатайства следствия и постановления суда).

Хотя есть результаты бухгалтерской экспертизы, проводившейся по заданию следственной группы в одном из экспертных учреждений Минюста: 81% средств кооператива расходовался на приобретение квартир, а 19% — затраты на обеспечение деятельности кооператива, в том числе уплату налогов, выплату заработной платы, а также остатки на счетах. То есть напрашивается вывод, что 100% средств расходовались по целевому назначению — в соответствии с уставом и уставными целями кооператива.

Замечу, что весной было издано постановление о привлечении кооператива в качестве гражданского ответчика. Там фигурирует цифра 16,1 млрд. Это постановление вскользь упоминается в июльском судебном постановлении. А на предыдущих судах о продлении арестов счетов оно было главным документом.

Почему цифра изменилась с 16,1 до 15,7 млрд и почему следствие в этот раз не обосновывает свою позицию этим постановлением? Загадка.

Мы просили представить для обозрения иски, на основании которых было издано постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика. Это абсолютно законное требование: ответчик имеет право знать, кто и за что предъявляет к нему требования.

В очередной раз получили отказ следствия (его предыдущий отказ мы уже оспариваем в суде). Получили и отказ суда — с мотивацией, что органы следствия предоставили то, что считают достаточным для рассмотрения своего ходатайства: эти материалы суд и будет рассматривать.

Это разумно, но тогда суд должен был прийти к выводу, что постановление о привлечении кооператива в качестве гражданского ответчика на 16,1 млрд рублей или его претензии в ходатайстве о продлении ареста счетов на 15,7 млрд не стыкуется с постановлениями о привлечении в качестве обвиняемых на 232 млн рублей. Следовательно, претензии на плюс-минус 16 млрд не обоснованы, так как ничем не подтверждены.

Но вернемся к 15,7 млрд, фигурировавшим в этот раз: следствие даже и не утверждает, что это похищенные средства. Говорится, что эти средства были потрачены нецелевым, с точки зрения следствия, образом, что не тождественно хищению.

«СП»: А что тогда 2 млрд?

— По отношению только к части из этих 15,7 млрд — 2 млрд — утверждается, что они были по фиктивным основаниям переведены подконтрольным организациям — без детализации.

Однако фиктивность оснований нуждается в доказывании, кроме того, перевод по фиктивным основаниям опять же не тождествен хищению, поскольку хищение — безвозмездное изъятие, а по всем договорам, которые следствие называет фиктивными, оказывались услуги, что документально подтверждено.

Вишенка на торте — главный аргумент, который используют следствие в своем ходатайстве и суд в постановлении о продлении ареста счетов: сохранение ареста связано с необходимостью обеспечить сохранность средств, являющихся вещественными доказательствами по делу. Безналичные денежные средства — в качестве вещественных доказательств! Но безналичные денежные средства не могут быть вещественными доказательствами по делу — об этом есть соответствующее постановление Конституционного суда.

Суд, как известно, принимает решения на основе закона и внутреннего убеждения судьи. Наверное, судья внутренне был убежден в необходимости ареста счетов на новый срок. А с точки зрения закона, на наш взгляд, решение ему не соответствует, и мы его будем обжаловать в апелляционной инстанции.

«СП»: Все-таки непонятно: если следствие по делу завершено, почему следствие настаивает на новых обеспечительных мерах и суд с ним соглашается?

— Мы полагаем, что в этом есть скрытая логика. На наш взгляд, следствие окончено фиктивно.

Формальное окончание необходимо, для того чтобы начать процедуру ознакомления обвиняемых с материалами дела и на этом основании продлевать их содержание под стражей: на наш взгляд, для того чтобы склонить их к даче нужных следствию показаний. Четверо обвиняемых находятся в СИЗО уже более года.

В августе будет предельный срок их содержания под стражей. Чтобы преодолеть этот предел, и нужно формальное завершение следственных действий, начало ознакомления обвиняемых с материалами дела — и на этом этапе возобновление предварительного расследования, дающее формальные основания для продления арестов.

Адвокаты обвиняемых заявляют о множестве нарушений при предъявлении обвинений и уведомлении об окончании предварительного расследования. С таким количеством откровенных нарушений — непредоставление времени для ознакомления с обвинением, непроведение допросов по окончании предъявления обвинения и других — нереально передавать уголовное дело в суд для рассмотрения по существу.

Следствие, на мой взгляд, сознательно идет на все эти нарушения, понимая, что предварительное расследование все равно будет возобновляться. И после его возобновления все документы, составленные с нарушением УПК, никакого значения иметь не будут: обвинение будет предъявляться заново.

Что же касается продления ареста счетов кооператива, суд, на наш взгляд, просто не взял на себя ответственность принять принципиальное решение. А что еще более вероятно: понимая, что дело обязательно пойдет в апелляционную инстанцию — Санкт-Петербургский городской суд, просто «перебросил» ответственность за принятие решения по резонансному делу вышестоящей судебной инстанции.

Посчитает городской суд, что арест счетов не обоснован вообще или в какой-то части, значит, так тому и быть. Но если суд первой инстанции примет решение освободить средства из-под ареста, а они будут куда-то потрачены, исчезнут, не начнут ли говорить о коррупционной составляющей?

«СП»: Судья, насколько мы знаем, не только продлил арест счетов, но и отказал пайщику С.А. Иванову в исполнении постановления другого судьи того же Приморского районного суда о взыскании с кооператива 2,5 млн паевых средств, принадлежащих этому пайщику.

— К сожалению, да, причем суд отказал ему, фактически никак это не мотивировав. Пайщик кооператива выиграл иск к кооперативу о взыскании средств, который оказался необходим в силу того, что кооператив уже год лишен следствием возможности выплачивать паевые средства пайщикам, пожелавшим выйти из кооператива.

Позиция судьи парадоксальна, так как исполнение решения другого судьи Приморского районного суда никак не связано с арестом счетов.

«СП»: То есть даже с арестованного счета можно взыскать сумму?

— Конечно. Требования, заявленные потерпевшими, не имеют преимущества перед требованиями других кредиторов. Думаю, адвокаты С.А. Иванова будут подавать заявление об исполнении судебного решения в ФССП.

Более того, высшие судебные инстанции уже неоднократно высказывались о подобных ситуациях в делах о банкротстве, а в таких делах, как правило, арестованы счета. И говорили, что при наличии банкротства все аресты снимаются, в том числе наложенные в рамках уголовного дела. Чтобы не получилось так, что потерпевшие по делу, будучи уже кредиторами этой компании, оказываются в более привилегированном положении, чем остальные кредиторы. Это недопустимо и нарушает права других кредиторов: требования кредиторов в очереди к погашению равны.

Эти деньги в любом случае должны взыскиваться, тем более на основании судебного акта. Здесь вопрос к судебным приставам, которые будут исполнять решение суда. Как они будут добиваться исполнения решения у следственной группы, как будут добиваться у Сбербанка, на счете в котором находятся паевые средства кооператива? Он, как показывает практика, вообще на своей волне.

Скорее всего, будут возбуждаться исполнительное производство и производиться взыскание.

«СП»: Когда будет рассмотрена апелляция по решению суда?

— Апелляционная жалоба подана. А вот когда она пойдет в рассмотрение — вопрос. Мы будем добиваться от Приморского районного суда, чтобы он передал материалы в городской суд максимально оперативно. Но, как показывает практика, обычно не торопятся.

Я думаю, что реальный срок рассмотрения апелляции — середина-конец августа, не раньше.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.