Business is booming.

Битва империй: удар Ирана по Израилю будет асимметричным

0 1

Битва империй: удар Ирана по Израилю будет асимметричным

На Ближнем Востоке идет состязание двух коалиций: США с Израилем (между ними в последнее время наметились некоторые разногласия) и иранского блока (Тегеран плюс его союзники в регионе).

Различия между этими «империями» довольно существенны. В чем-то аятоллы гораздо умнее израильских лидеров и тех американских политиков, которые выступают на стороне Израиля. На Ближнем Востоке про состязание Тегерана и Вашингтона в Ираке (его выиграли иранцы, почти подчинив себе эту страну) говорят так: «Иран — маленькое тело с большим мозгом, Америка — гигантское тело с маленьким мозгом». Конечно, Иран — большая страна с населением почти 90 млн человек. Тут имеется в виду сравнение с США.

Правители Ирана — тонкие дипломаты. Они умеют работать с прокси, финансируя союзников и партии единоверцев-шиитов. Они создали сеть вооруженных ополчений и политических группировок, охватившую Ближний Восток, подчинили Ирак, Сирию, Ливан и половину Йемена, а заодно и суннитский ХАМАС.

Социальные протесты в этих регионах безжалостно подавляются, но в то же время некоторые из прокси, как, например, ливанская «Хезболла», получают достаточное финансирование из Тегерана, чтобы оказывать социальную помощь части шиитского населения страны благодаря сети школ, больниц, супермаркетов (где продаются дешевые иранские товары), строительных компаний и службы такси.

«Хезболла» считается образцовым примером иранской политики экспансии — как в плане формирования мощного вооруженного ополчения, позволившего ему превзойти ливанскую армию и сосредоточить в своих руках власть, так и создания параллельной государству сети социальной поддержки. Однако «Хезболла» не имеет достаточно средств даже для оказания помощи большинству шиитов, не говоря обо всем населении Ливана.

Правители Израиля совершенно бездарны в таких вопросах, им жалко денег на потенциальных союзников, и они не умеют вести эту работу. В противном случае они бы давно финансировали огромное курдское движение, превращая его в союзника. В прошлом Израиль оказывал поддержку некоторым курдским ополчениям в Ираке.

На Ближнем Востоке на территории Ирана, Турции, Ирака и Сирии проживают около 50 млн курдов. Многие из них жалуются на дискриминацию, а некоторые создают вооруженные группировки и партии. Но сегодня Израиль далек от масштабного вмешательства в эти процессы.

С другой стороны, он создал блестящие хайтек и оборонку — основу его растущей экономики, до которых Ирану далеко. Там правят олигархи, прикрывающиеся религией. В Израиле крупные компании, их владельцы и связанные с ними партийные политики, имеющие всю реальную власть, более эффективны в экономике.

Правда, за счет финансирования оборонки, средней и высшей школы, а также потому, что персы — древнейшая цивилизация, Иран все же — одна из самых образованных стран на планете. Делает неплохие дроны и ракеты.

Зато Израиль — номер один в мире по числу стартапов на душу населения. Он превратил войну в исключительно доходный бизнес и совершенствует свою оборонку, постоянно обкатывая ее в боевых условиях. Экспортируя оружие на 10−12 млрд долл. в год, превратился в важного политического партнера Индии, накачивая ее армию ультрасовременной военной техникой.

В силу этих различий Израиль смог создать лишь свою говорящую на иврите мини-империю, которая ограничилась захватом Западного Берега реки Иордан и Сектора Газа.

Впрочем, число колонизированных или оккупированных палестинских арабов сравнялось с числом евреев, что потенциально представляет угрозу для расистского и колониального режима.

В стране есть даже специальный закон о еврейском характере государства, устанавливающий этническую гегемонию. Но это относится лишь к гражданам Израиля, среди которых около 7 млн евреев и около 2-х млн арабов (мусульман и христиан).

В то же время более 5 млн арабов — жители оккупированного Западного берега и блокированного Сектора Газа — находятся в куда более тяжелом положении. Они лишены гражданства Израиля и подвергаются на протяжении десятилетий жестокой эксплуатации на фабриках и стройках, без гражданских и трудовых прав. При этом они в значительной степени потребляют израильские товары.

Как заметил французский исследователь Эмилио Минассян, Сектор Газа (район, где сегодня идут бои между ЦАХАЛ и ХАМАС) — это не что иное, как пригород Тель-Авива, населенный двумя миллионами очень бедных людей, палестинских арабов, которые являются частью общей с Израилем экономики.

Многие жители Газы, которую Израиль блокирует много лет (из-за чего там около половины населения не имеет работы, согласно данным Всемирного банка), или на Западном берегу Иордана (который оккупирован) согласились бы с действующей властью, если бы им предоставили гражданство этой страны. Но Израиль не предлагает вообще никакой интеграции, одновременно подавляя движение за национальную независимость.

Иран, напротив, создал колоссальную империю — Шиитский полумесяц, от Тегерана до Бейрута, выйдя к берегам Средиземного моря, подчинив целые страны. Формально эти государства сохраняют независимость, но фактически находятся под значительным влиянием или контролем Тегерана. Иранцы всюду привели к власти шиитские ополчения и партии, которые занялись «освоением» бюджетов и выжиманием всех соков из экономик региона, которую обложили официальной и неофициальной данью.

Революционные события в Шиитском поясе

Неспособность к эффективной научно-промышленной модернизации и менеджменту, санкции и присвоение группировками государственных средств, вызывают развал экономики и, как следствие, растущее сопротивление внутри большой иранской империи.

Миллионы представителей социальных низов периодически протестуют против местных проиранских режимов. «От Тегерана до Бейрута — одна революция» — пели участники социальных восстаний в Ливане в 2019-м, не жалея в то же самое время крепких слов и в адрес Израиля.

В тот год протесты и бунты охватили Иран, Ирак и Ливан. Их участники, главным образом представители бедноты, безработные, рабочие и студенты, выступили с критикой коррупции и правления шиитских милиций, потребовали базовых социальных услуг (чистой воды, регулярной подачи электричества, развития медицины). Иногда они создавали зачаточные формы новых объединений — общественные собрания и уличные комитеты. Все эти движения были подавлены силами местных проиранских режимов и ополченцев.

Экономика остается слабым звеном шиитской империи. Четыре пятых ливанцев, около 60 процентов иранцев и приблизительно половина иракцев находятся у черты бедности или за ней.

Израиль учитывает это и пытается добиваться роста антииранских санкций, которые периодически то усиливаются, то ослабляются Соединенными Штатами, чтобы еще больше навредить экономике страны. Кроме того, ЦАХАЛ, ВВС и разведка, используя научно-техническое преимущество, систематически наносят удары по сторонникам Тегерана в Сирии и Ливане, а также атакуют саму территорию Ирана с помощью дронов и другими средствами, повреждая инфраструктуру и убивая высокопоставленных чиновников.

Иранцы, со своей стороны, используют такие преимущества, как контроль над большими территориями и сильные союзники по всему региону. Руками «Хезболлы» и ХАМАС Тегеран наносит ракетные удары по Израилю.

Начало большой войны

7 октября прошлого года боевики ХАМАС смогли выйти из блокированного Сектора Газа. Ворвавшись на территорию Израиля, они захватили штаб одной из дивизий, десятки единиц бронетехники и смогли в течение трех суток контролировать 22 поселка и города. В результате были убиты 1200 израильских граждан, включая 300 военных и 900 гражданских, около 240 человек, включая детей, были взяты в заложники.

С тех пор Израиль в Секторе ведет боевые действия с целью уничтожить движение ХАМАС. В результате, по данным Минздрава Газы, погибли более 30 тыс. палестинцев, большинство — гражданские.

На стороне ХАМАС выступили их союзники из других проиранских ополчений. Военные действия развернулись на пяти-шести фронтах: в Газе, Ливане, Ираке, Сирии, в регионе Красного моря.

Ливанская «Хезболла» обрушила ракетные удары по территории Израиля вдоль всей границы. Израильтяне бомбят базы «Хезболлы» и иранцев в Ливане и Сирии.

На территории Ирака и Сирии проиранские ополчения систематически обстреливают американские базы, в то время как авиация США наносит удары по лагерям и штабам ополченцев. Впрочем, в последнее время уровень конфронтации там снизился.

Кроме того, йеменские повстанцы, действуя при поддержке Ирана, смогли с помощью крылатых ракет и дронов нанести ущерб международному бизнесу в Красном море. Через этот район и Суэцкий канал еще недавно осуществлялось 15% мировой торговли, сегодня товаропоток по этому маршруту уменьшился на 70 процентов.

Таким образом Иран и хуситы нанесли удар по гегемонии США и Израиля, ослабляя их влияние на Ближнем Востоке и ставя под сомнение способность Вашингтона обеспечивать безопасность глобальных торговых маршрутов. Они заявляют, что удары продолжатся, пока Израиль не прекратит войну в Газе.

Американцы стали бомбить позиции хуситов, пытаясь защитить торговлю в Красном море и в районе Суэцкого канала, но пока не добились больших успехов.

Так выглядит сегодня асимметричное состязание имперских проектов на Ближнем Востоке.

Антиимпериалисты

Любопытно, что в США и Израиле есть группы т.н. антиимпериалистов, которые в какой-то степени симпатизируют Ирану.

Одна из важных их задач, даже если большинство из них этого не осознает, это отвлечение внимания от общественных противоречий в собственной стране, от социальных протестов и других глубоких внутренних проблем, дабы поддержать страну-противника. Иногда за этим стоят личные истории — ненависть к «своему» правительству так велика, что заставляет любить чужое.

Похожее явление встречается у некоторых иранцев, которые настолько возненавидели режим, что готовы прославлять Израиль. Такие люди поддерживают исключительно Трампа за его произраильский и антииранской радикализм. Байдена они отвергают за переговоры с Ираном и за то, что тот в последнее время стал оказывать давление на Израиль с целью заставить его прекратить избиение населения Газы.

Однако, эти группы сегодня не имеют большого влияния на политику ни в США, ни в Израиле, ни в Иране.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.