Business is booming.

Андрей Бунич: «С введением санкций, мы перестали покупать то, что нам откровенно невыгодно»

0 1

Андрей Бунич: «С введением санкций, мы перестали покупать то, что нам откровенно невыгодно»

Россия вышла на минимальный за последние 16 лет уровень своего внешнего долга.

Как следует из отчета Центробанка за 2023 год, общий размер внешних заимствований страны составляет 316,8 млрд долларов (-17,7% к итогам 2022 года). Лишь немногим ниже — 313,2 млрд долларов — он находился только в 2007 году.

В денежном выражении за 12 месяцев прошедшего года внешний госдолг сократился на 68,2 млрд долларов. При этом внешние долги по ОФЗ уменьшились на 41,2% (до 16,537 млрд), задолженность органов госуправления снизилась на треть (до 32,7 млрд долларов), а внешние обязательства по валютным госбумагам — на 9,2% (до 14,8 млрд долларов).

Соответственно, упала долговая нагрузка на российскую экономику. По состоянию на 1 января 2024 года отношение внешнего долга к ВВП страны снизилось до 15,8% (-0,7 п. п.), а внешних долговых обязательств органов государственного управления к ВВП — до 1,6% (-0,4 п. п.).

Одну из главных причин столь заметного падения внешнего долга аналитическое сообщество видит в том, что из-за антироссийский санкций заём денежных средств за пределами РФ становится очень проблематичным, а выплаты по взятым ранее на себя обязательствам Россия считает делом чести.

По этой же причине внутренний долг постепенно замещает внешний. Так, по данным из открытых источников, в 2023 году объем рынка корпоративных облигаций вырос на 5 трлн рублей (+26,5% к 2022 году), до рекордных за последнее десятилетие значений. И это довольно тревожная тенденция, ведь замыкание страны на внутренние резервы чреваты застоем многих экономических процессов.

Однако финансовые власти страны уже отрапортовали — совокупный госдолг России находится на приемлемой отметке в 17%, все риски минимальны и контролируемы, а внутренних ресурсов — главным образом доходов от нефтегазовой торговли — у страны достаточно, чтобы наша экономика продолжила свое развитие. А просматривающаяся в течение ближайших трех лет перспектива роста общего государственного долга России до уровня в 29,940 трлн рублей не должна никого пугать, все у нас хорошо.

Но так ли в реальности хороши и безоблачны финансовые дела России, как видится нашим финансовым властям?

Что касается снижения объема наших обязательств перед внешними кредиторами, то это, без сомнения, хорошо, полагает российский экономист, глава Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

— Ничего хорошего по большому счету нам мировая финансовая система никогда не несла, мы были в ней изначально дискриминированы, — отметил эксперт. — Так что, конечно, это хорошо, когда мы сокращаем до минимальных уровней свою зависимость от этой системы, которая фактически не позволяла нам все это время развивать свой внутренний финансовый рынок.

Если принимать в расчет потенциальные наши внутренние ресурсы (а точнее — их недооцененность), факторы производства, заниженную капитализацию наших предприятий, становится совершенно очевидным, что Россия сама себя может профинансировать гораздо лучше, чем пресловутый мировой рынок, представляющий собой сейчас гигантский финансово-экономический пузырь на последних стадиях своего существования.

Когда он лопнет, а это лишь вопрос времени, мало не покажется никому. Поэтому могу сказать только одно — слава Богу, что наша связь с ним становится все меньше и меньше.

«СП»: Чем же именно так плоха мировая финансовая система?

— Она изначально «заточена» под финансовые спекуляции и перекачку всех мировых ресурсов под управление США, включая то, чем обладают их сателлиты. И сейчас у нее на пороге в полный рост встает очередной мощный финансовый кризис. Оттого, кстати, Запад так и жаждет победить нас на Украине, потому что если Россию удалось бы раздавить, то это существенно продлило бы жизнь мировому финансовому пузырю. Если же этого не случится, всему «просвещенному Западу» придется все-таки платить по векселям, и плата эта будет огромной.

«СП»: А внутри страны действительно хватит нам резервов для дальнейшего развития? Сейчас-то общий размер нашего госдолга относительно невелик, но к 2026 году, как заявлял глава Минфина Антон Силуанов, он вырастет почти до 30 триллионов рублей. Гигантская цифра, скажет простой гражданин, далекий от больших финансовых схем.

— Общий объем госдолга РФ, действительно, растет, но это в общем-то нормальное явление. Еесли сравнить наши нынешние показатели с показателями стран, которые находятся в мировом спекулятивном пузыре, — США, Европой, той же Японией — наш объем внутренних заимствований выглядит просто ничтожным. У них же там цифры гигантские, госдолг одних США вообще увеличивается на 1 триллион долларов каждые три месяца. Это уже сверхпирамида какая-то.

У России, конечно, общий объем госдолга тоже подрастает, но незначительно. Посмотрите данные о внутренних заимствованиях до начала СВО, в момент начала СВО и сейчас — вы не увидите кратных или порядковых изменений. Все потому, что наше правительство стало использовать другие механизмы для финансирования программ. Например, во многом финансирование сейчас осуществляется напрямую по госканалам — через послабления налогового режима, через перераспределение средств по каналам Центробанка и так далее.

Все заимствования, которые делает наш Минфин на внутреннем рыке, составляют 1−2 триллиона рублей. Это не играет определяющей роли для нашей экономики. Но даже и такая финансовая политика не приветствуется и критикуется.

С введением антироссийских санкций у нас появились большие дополнительные доходы, потому что мы можем теперь себе позволить не покупать на внешнем рынке то, что нам откровенно невыгодно. Одно только это высвобождает очень приличные суммы. А если учесть, что мы теперь и продавать можем по более высоким ценам то, что имеем, без посредников, это еще один плюс. Да еще изменение налоговых режимов в перспективе позволит оставлять внутри страны все более весомые капиталы, которые не будут исчезать неизвестно куда.

«СП»: Прямо финансовая сказка какая-то для России наступает. Того и гляди на нашу страну вновь польются жирные нефтяные дожди, как в начале нулевых. Неужели у нас совсем проблем в финансовом секторе не осталось?

— Изменение нашей экономической структуры только-только началось, и еще далеко не все механизмы для этого созданы. Грубо говоря, физически деньги-то у России есть, в вот механизмов и инструментов для их эффективного использования в достаточном количестве — нет. А те, что появились за десятки лет — во-первых, функционируют не во благо для России априори, а, во-вторых, на них сидят «группы влияния», не желающие позитивных изменений, заинтересованные в отсутствии реформ, которые мешают им получать прибыль с паразитирования на этих схемах. Вот что нам надо перебороть в первую очередь.

С изрядным скрипом у нас идет и деоффшоризация, потому что никому из тех, кто еще «сидит на схемах», не хочется терять главный механизм вывода капиталов из России. Никому не хочется терять «доступ к кормушке».

Не все так радужно, как кому-то хотелось бы, еще и потому, что внутренний рынок капитала еще не создан. Нет пока у нас финансового рынка, независящего от мирового капитала. Да, к этому все идет, но пока дадут эффект те же изменения в налоговых режимах, придется подождать еще где-то пару лет. Изменения идут, но темпы их еще довольно невелики.

Поэтому рано рассуждать еще даже о выработке 10-процентного потенциала нашей экономики. Хоть мы и адаптируемся, но о подъеме российской экономики говорить, на мой взгляд, еще очень рано, это мы пока только-только начинаем страховать ее. Мы пока работаем по-минимуму еще и потому, что наши власти, как мне кажется, еще и сами толком не верят в экономический потенциал России.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.